Бош саҳифа » На русском » Туркестан и Ахмед Заки Валиди в 1917 году – время надежд

Туркестан и Ахмед Заки Валиди в 1917 году – время надежд

Февральская революция 1917 года была началом нового этапа в истории России, Туркестана. Но это еще было и временем когда, по словам будущего лидера «Туркестанской автономии» Мустафы Чокаева: «… в начале революции среди мусульманских (тюркских) национальных групп не было открыто сепаратистских течений. … Ненависть к старому режиму смягчалась у нас слепым доверием к русской революционной демократии… Были, разумеется, отдельные лица, но партий и национальных групп требовавших самостоятельности не было»1.

В общественно-политической жизни Туркестане тех лет оставил яркий след Ахмедзаки Валиди (1890-1970) – одна из виднейших фигур в национально-освободительном движении мусульманских народов Российской империи.

А. Валиди, А. Инан, Г. Таган. Будапешт, 1925

Туркестан за короткое время проделал заметную политическую эволюцию. В результате к апрелю 1917 года политическая картина Туркестана была весьма пестрой, и здесь, вопреки наметившейся тенденции установления двоевластия, подобно российскому, налицо было троевластие, представленное: – туркестанскими советами как органы европейских рабочих и солдат; – исполнительными комитетами общественных организаций; – «Шурои Исламия»2.

Первое заседание «Шурои Исламия» состоялось 14 марта 1917 года. В состав правления этой организации вошло 15 человек: Абдувахид Кари, Мунавар Кари, Каттаходжа Бабаходжаев, Убайдулла Ходжаев и другие. Но наиболее активной силой «Шурои Исламия» были известные лидеры джадидского движения – Убайдулла Ходжаев, Муннавар Кари, Абдулла Авлони. Влияние этих деятелей сказалось на работе и программных документах организации3.

Первый краевой съезд (7-15 апреля 1917г.), на котором присутствовали 263 делегата – представители европейских национальностей. Призыв-предупреждение, выступившего на этом съезде эсера Вадима Чайкина, указавшего «делегатам, что при назначении высшей краевой власти» обязательно должно быть учтено стремление мусульман к созданию единой, выражающей интересы коренного и пришлого населения, власти, и что съезд просто не правомочен решать этот вопрос, поскольку по своему составу не представлял всего населения края и прежде всего его коренных народов4, был услышан лишь в том смысле, что съезд просто не высказал своего отношения к вопросам автономии Туркестанского края, ликвидации неравенства, оставив их решение Учредительному собранию.

В отношении к национальному вопросу партия кадетов исходила из представления о незыблемости единства страны. В своей речи на VIII съезде партии (май 1917 г.) П.Н. Милюков указывал, что партия, лидером которой он являлся, «пытается найти решение, которое, давши возможность отдельным местностям России создать у себя местную автономию на началах местного законодательства, в то же время не разрушило бы государственного единства России. Разложение государства на суверенно независимые единицы представляется ей совершенно невозможным»5.

Естественно, что и местные туркестанские кадеты придерживались той же линии в национальном вопросе и всеми силами старались удержать Туркестан в составе России, выступали против федерализма страны, спасаясь, что это станет началом ее распада. Туркестанские джадиды, окрыленные февральской демократической революцией, надеялись, что после нового устройства России, Туркестан получит автономию6.

Идея автономии, как первого шага к полной независимости, обретала среди населения особенно среди интеллигенции, все большую популярность и веру в её достижение. Этому в значительной степени способствовала деятельность организации «Шурои Исламия», которая вела работу не только в Ташкенте, но и по всему Туркестану, посылая по областям своих организаторов7.

Популяризации идеи способствовала и публицистическая деятельность лидеров национального движения М. Бехбуди, Мунаввара Кары, А. Байтурсунова и других.

Валиди к тому времени стоял на позиции федерализма, которую отстаивал в своих статьях и указывал пути достижения независимости. В одной из них – “Уюшмаган миллат инкирозга махкум”, заложив в само название свою позицию, он анализирует процесс зарождение организаций и партий в Туркестане, проблемы национального движения мусульман и рассматривает возможные пути достижения автономий от России. Сложности же в достижении автономии Валиди усматривал в том, что у многих организаций отсутствовала четкая программа, устав, а сами организации и их члены были разобщены. Он предупреждал: “Если не будет организаций с четкой программой, уставом, руководством, а народ будет разобщен, не только автономии не будет, но и сама нация исчезнет”.8

На проходившем с 9 по 16 апреля в Ташкенте съезде Исполнительных Комитетов Туркестанского края, из 171 делегата, представлявших 74 общественные организации, 99 человек представляли европейское население, а 72 – коренное9. Такое этнопредставительство, а также поддержка федеративного устройства демократической России со стороны некоторых делегатов-европейцев определили решение съезда по главному вопросу – будущей форме устройства страны.

Для того, чтобы преодолеть мнение части делегатов – европейцев, которое высказывал делегат из Коканда Л.С. Некора: “Революцию сделали русские революционеры, русские рабочие, русские солдаты. И поэтому управление в Туркестане и власть принадлежат нам – русским. А местное население должно довольствоваться тем, что мы им дадим10”, потребовалась жаркая полемическая борьба. Валиди пришлось “усиленно бороться” с Н.Г. Маллицким, бывшим городским головой Ташкента и одним из лидеров кадетской партии.

Немаловажным обстоятельством послужило и то, что в национальных районах России, в том числе в Туркестане, эсеры, в отличии от кадетов, пользовались большой популярностью11.

Бехбуди очень много выступавший на съезде, признавая, что солдаты и рабочие завоевали свободу и «простые мусульмане это отлично сознают», в то же время подчеркивал, что «мусульмане Туркестана, Кавказа и других местностей России по численности занимают втрое место в государстве и их голос должен иметь значение»12

Идея федерации была принята после бурных дискуссий. Весьма жаркие дебаты имели место и при обсуждении вопроса о реформе городского самоуправления. Доклад Н.Г. Маллицкого, в котором был представлен проект о разделении городского самоуправления на два раздельных самостоятельных органа – для европейского населения края был встречен критически многими участниками съезда, поскольку в нем усматривали опасность противопоставления народов и усиления национальной розни.

Валиди, принимавший участие в прениях по докладу своего коллеги и в то же время политического оппонента, указывал, что обособление коренного населения от русского весьма вредно. “В этом обособлении, – говорил он, видно желание вести какую-то особую политику. Но в свободной России такой колониальной политики управления – как в английской Индии или французском Алжире не должно быть места. Обособление русских от туземцев при разделении на 2 городские Думы уменьшат влияние культурной части туземцев и среди туземного населения возьмут верх реакционеры. Которые уже не допустят, чтобы во главе их были лица, как нынешний председатель мусульманского съезда или такой, по их мнению, мальчишка, как Убайдулла Ходжаев”. И далее Валиди говорил против продолжавшейся колониальной политики13.

В последующие месяцы 1917 года политическая обстановка в Туркестане, менялась достаточно быстро, как впрочем, и на территории всей России. А пока, в апреле, Валиди и его соратникам удалось обеспечить победу сторонников федерализма на I Всетуркистанском съезде мусульман (16-21 апреля). В президиум съезда вошли известные в то время политические деятели – среди которых были Мунаввар Кари, Убайдулла Ходжаев, Шерали Лапин, Мустафа Чокаев и другие общественно-политические деятели, в том числе и Ахмедзаки Валиди.

Программа съезда была достаточно разнообразной, однако среди многих вопросов выделялись: 1) отношение к новому правительству; 2) будущий политический строй России; 3) подготовленные к учредительному собранию14.

Национальные силы в 1917 года боролись за создание парламентской республики, действующей на двухпалатной основе, руководствующейся законами Российской демократической Республики и законами мусульманского кодекса для местного населения. Такая программа государственного устройства позволяла достичь перемен без глубоких потрясений, революций и гражданских войн.

В своих резолюциях съезд призвал к разработке Российской Конституции которая основывалась бы на демократических и федеративных принципах, равных прав для мусульман. Съезд поддержал идею утверждения в России Федеративной демократической республики с предоставлением широкой автономии всем областям, в том числе Туркестану.

Съезд продемонстрировав зрелость туркестанцев, обсудил и вопрос об определении своего отношения к событиям в Бухаре и решил выразить резкий протест действий реакционеров и свою готовность “защитить всеми силами выступления младобухарцев”15.

На съезде был сформирован Центральный совет мусульман Туркестана (Марказий “Шуро-Исломия”), призванный защищать интересы местного населения. Членами Шуро были избраны Муннавар Кари, Махмуд Ходжа Бехбуди, Убайдулла Ходжаев, Обиджан Махмуд и другие. В эти же дни Валиди выезжал в Коканд, Самарканд для организации местных отделов, “Шурои-Исломия”. Он принял участие и в организационной работе ташкентского “Шурои-Исломия”16. Убежденный, что пока движение за автономию не увенчалось успехом в Туркестане, оно не могло победить ни в Казахстане, ни в Башкирии. Он много работает в направлении объединения местных национальных прогрессивных сил для достижения единства. Основной задачей Валиди в это время являлось следующее: прийти к Российскому Учредительному собранию сплоченной группой от Туркестана и остальных восточно-тюркских народов. Именно с Учредительным собранием участники национального движения, в том числе и Валиди, связывали свои надежды.

Однако летом 1917 года огромный край вступил в период резкого усиления противостояния политических сил. Туркестан захлестывали многочисленные конфликты на национальной почве, как колониального характера, так и охватывающие целые регионы края. А после сентябрьских событий, т.е. первой попытки захвата большевиками власти в Туркестане и неудачи карательной экспедиции во главе с генералом П.А. Коровиченко 1 ноября 1917 года в Ташкенте власть была захвачена Советами.

В Туркестане, на который возлагал надежды Валиди, опыт существования национальной государственности в условиях большевистского господства был недолог и трагичен. После того как прошедший с 15 по 22 ноября III краевой съезд советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, на котором почти не было представителей коренного населения, провозгласил советскую власть и образовал правительство – Совнарком Туркестанского края из представителей только европейского населения из числа большевиков и левых эсеров, в конце ноября в Коканде на IV краевом мусульманском съезде, под руководством туркестанских джадидов, было провозглашено образование Туркестанской автономии (Туркистон мухторияти)17.

Эта государственность строилась на принципах пропорционального представительства всех национальных групп. При этом руководители Временного правительства Туркестанской Автономии не ставили вопрос о разрыве с Россией. Однако туркестанские большевиками не собирались делить власть, тем более отдавать ее в руки “несознательным националам” и поэтому в ответ на предложение о поиске компромиссных форм взаимоотношений, последовали преследования демократических сил, закрытие “буржуазных газет”18. И в феврале 1918 года с помощью военной силы, включая артиллерийский обстрел Коканда, Туркестанская автономия была уничтожена19.

Ринат ШИГАБДИНОВ
старший научный сотрудник Института истории АН Республики Узбекистан

“Ўзбек миллий давлатчилиги тарихида Туркистон Мухториятининг ўрни ва роли” мавзуидаги Республика илмий-амалий анжумани материаллари,
2017 йил 12 октябрь

1 Из истории российской эмиграции: Письма А.-З. Валидова и М. Чокаева (1924-1932 гг.). М.: 1999. С. 101.

2 Туркестан в начале XX века: К истории истоков национальной независимости. – Ташкент: «Шарк», 2000. С. 24-25.

3 Туркестан в начале XX века – С. 21-22.

4 Туркестанские ведомости, 1917 г., 12 апреля.

5 Революции и национальный вопрос. Документы и материалы по истории национального вопроса в России и СССР в XX веке. Под редакцией С.М. Диманштейна. М.: 1930. Том 3. С.79.

6 Алимова Д.А. Джадидизм в Средней Азии. Пути обновления, реформы, борьба за независимость. – Ташкент: «Узбекистон», 2000. С. 10.

7 Абдуссатаров С. Шура Исламия //Красная летопись Туркестана. Ташкент: 1923, № 1-2. С 54.

8 Валидов А. Уюшмаган миллат инкирозга махкум //Кенгаш, 1917, №3.

9 Протоколы съезда делегатов Исполнительных Комитетов Туркестанского края. – Ташкент, 1917. С.3-4.

10 Чокай М. Истиклол жаллодлари: (1917 йил хотиралари). – Тошкент: Гофур Гулом Номидаги нашриёт. 1992. 23с.

11 Абдуллаев Р.М. Национальный вопрос в программных положениях политических партий и организаций Туркестана (февраль-октябрь 1917г.) //Октябрьская революция в Средней Азии и Казахстане: теория, проблемы, перспективы изучения. – Ташкент: «Фан», 1991. С. 96.

12 Садиков Х. Убайдулла Ходжаев. Штрихи к политическому портрету // Человек и политика (Ташкент), 1991, №11. С.80.

13Протокол съезда делегатов … С. 29.

14 Революция и национальный вопрос. Том. 3. С. 345.

15 Революция и национальный вопрос… том 3. С346.

16 Шигабдинов Р.Н. Ахмад Заки Валиди и идея автономии Туркестана // Туркистон мустакиллиги ва бирлиги кураш сахифаларидан. Т.: «Фан», 1996. С. 35.

17 Туркестан в начале XX века…С. 70-77

18 Агзамходжаев С.С. Туркистон мухторияти: Борьба за свободу и независимость (1917-1918 гг.) Автореф. Док.ист.наук. – Ташкент. 1996. С. 45-47

19 Хасанов М.К. Альтернатива. Из истории кокандской автономии //Звезда Востока. 1990 №7. С. 105-120

Ўхшаш мақола

Фарғона областидаги қадимги Ахси шаҳрининг тарихи

Post Views: 282 Фарғона ўбластида қадимги замонларда пойтахт бўлиб турган Ахси ёки Ахсикат деган катта …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *