Бош саҳифа » Жадидчилик » Просветительская деятельность джадидов Ташкента

Просветительская деятельность джадидов Ташкента

Конец XIX – начало ХХ в. был этапом коренных изменений в шестимиллионном обществе Средней Азии, характеризовавшимся зарождением и становлением буржуазных отношений, культурным и духовно-нравственным подъёмом в обществе. Это время созревания и выхода на историческую арену таких прогрессивных общественнополитических движений, как джадидизм.

Джадидизм олицетворял собой движение мусульманской интеллигенции, был ярким продуктом среднеазиатского общества того периода. Движение национальных прогрессистов заложило основу идеологии независимости, оно побудило общество вспомнить о свободе, национальной гордости, богатой культуре. Учение этого движения отвечало реалиям указанного исторического этапа и потому вокруг него сплотился основной сегмент прогрессивной молодёжи региона. В то же время, прогрессивное движение в разных регионах Туркестана, сплотившись вокруг общей идеи просветительства, обладало своей спецификой. В этом отношении деятельность ташкентских джадидов, направленная на совершенствование народного образования, на развитие общественного сознания местного населения, в административном центре Туркестанского генералгубернаторства встретила определенное сопротивление со стороны правительства и реакционного духовенства.

Важное место в идеологии ташкентских прогрессистов, как и всей Средней Азии, занимал вопрос о правильном понимании роли религии в духовном совершенствовании личности и развитии общества. Без обоснования исламом права на полноценное образование, приближенное к мировым стандартам, внедрить новые его формы в условиях местного общества было весьма затруднительным.

Новая генерация мусульманских теоретиков сильно критиковала многие положения и требования консервативного духовенства. Достаточно привести пример того, как трактовал требования ислама яркий представитель ташкентских прогрессистов Мунаввар Кары Абдурашидханов, который считал обязательным для каждого правоверного:

« – Совершение всех предписанных шариатом богослужений и отказ от всего, что запрещено шариатом.
– Изучение различных наук и языков, получение знаний, необходимых для насущной жизни и религии.
– Совершение любого дела осознано, искренне.
– Дружелюбное отношение ко всем мусульманам, как к своим родственникам.
– Проявление уважения и почтения к родителям и престарелым людям.
– Проявление милосердия к молодым, сострадания к бедным, милости нуждающимся.
– Интересы народа и нации ставить выше своих личных интересов и собственной выгоды.
– Всегда действовать во имя развития и процветания религии»1.

Следует обратить внимание на второй пункт – изучение наук и языков, который впоследствии был поставлен во главе угла просветительской программы джадидов.

Настаълиқ хатида битилган "Адибус соний" муқоваси
Настаълиқ хатида битилган “Адибус соний” муқоваси

Высоко оценивая роль науки и просвещения, прогрессисты рассматривали их в качестве важнейших атрибутов при решении социальных и культурных проблем. Джадиды утверждали, что ислам, являясь «другом науки», не только поощряет занятие ею, но и вменяет в обязанности каждого мусульманина и мусульманки достижение определенного уровня образованности.

О необходимости синтеза науки и религии говорил один из передовых педагогов своей эпохи Абдулла Авлоний. По его мнению, наука является направляющей силой прогресса и процветания, единственным средством борьбы против мракобесия. «Знание – как зеркало показывает нам наше состояние, – писал просветитель. Оно заостряет наш разум и мысли подобно мечу, отделяет благодеяние от греха, дозволенное от запретного, чистое от нечистого, и как путеводная звезда ведет в правильном направлении, являясь причиной нашего счастья на этом и на том свете»2. Продолжая перечислять позитивные стороны науки и образования, А. Авлоний отмечал, что людей науки ценят и уважают всюду, что шариат обязывает изучать те науки, которые дают пользу человечеству. Поэтому, он призывал не упускать любую возможность для получения знаний, как можно усерднее бороться с врагом человечества – невежеством.

А. Авлоний подразделял знания на религиозные и научные. Чтобы стать поистине религиозным человеком, по его мнению, наряду с теологией необходимо знать алгебру, геометрию, историю, физику, химию, медицину и другие науки. В качестве примера просветитель приводил деятельность известных мусульманских теологов прошлого, которые помимо религиозного образования, обладали глубокими познаниями в светских науках, благодаря чему «мир ислама процветал под тенью науки»3.

Следует отметить, что понятие «наука» просветители использовали не в современном её понимании, как исследование в той или иной области. Их взгляды на науку были связаны непосредственно со взглядами на знание и образование вообще. В пропаганде этого многомерного понятия (в данном случае четырехмерного: наука, знание, образование, просвещение), они опирались на религию, пытаясь опять-таки на основе Корана обосновать их необходимость и дать им религиозную легитимацию. Такой подход был наиболее действенным, так как просветители знали о высокой степени религиозности населения.

Заветным желанием передовой национальной интеллигенции Туркестана было широкое распространение среди мусульманского населения новометодных школ. Указанные образовательные учреждения не только обеспечивали сравнительно легкое и быстрое обучение грамоте, но и способствовали формированию у учащихся нового мировоззрения, освобожденного от фанатизма и консерватизма. С этой целью джадиды, преимущественно на свои средства, открывали в регионе новометодные школы, в которых практиковали новые формы обучения – «усули джадид». В общей сложности, в исследуемый период представителями прогрессивного движения в различных частях Средней Азии было открыто свыше 100 новометодных школ. Из всех районов Туркестана, по степени концентрации новометодных школ, особо выделялся Ташкент. В 1910 г. здесь насчитывалось 24 джадидские школы, в которых обучалось 1740 детей4.

Особой популярностью среди населения пользовались школы просветителей Ишанходжи Ханходжаева и Мунаввар Кары Абдурашидханова5, в которых, к началу 1912 г. насчитывалось соответственно – 160 и 150 учеников6. Качество обучения и воспитания детей в школе Мунаввара Кары соответствовало требованиям времени7. Это отметил и проверявший её инспектор, который считал, что эта школа «в сравнении с коренными мусульманскими мактабами города Ташкента, имеет громадную разницу»8.

Джадиды пришли к выводу о необходимости создания новых школ, исходя из собственного опыта. В этом отношении весьма характерны воспоминания Мунаввар Кары Абдурашидханова: «Чтобы научиться чему-либо, мне пришлось немало пробыть в мадрасах Ташкента, а потом проучиться долгое время в Бухаре. И всё же из долголетнего изучения наук в мадраса я многого, необходимого для жизни не получил. Вот тогда мне и запала мысль – найти лучший путь, который мог бы легко и скоро привести к познанию всего того, что изучается в мадраса. Мне хотелось создать небольшую школу, но на фундаменте современной педагогики с новейшими руководствами»9.

Очень остро стоял вопрос и о новых учебниках. Первоначально, в большинстве новометодных школ Туркестана широко использовались учебники и учебные пособия, изданные в Казани и Оренбурге10. Со временем, среднеазиатские реформисты стали готовить и издавать собственные учебники. Заметное увеличение количества местных учебников привело к вытеснению татарской учебной литературы. Вышли в свет такие книги, как «Адиби аввал» (Первый наставник), «Адиби сони» (Второй наставник), учебник по географии «Ер юзи»11, «Усул-и ҳисаб» (Арифметика)12, по основам мусульманской религии – «Хавойижи диния»13 Мунаввара Кары. Общеизвестно, что образование начинается с алфавита, поэтому джадиды первоочередной задачей считали написание букваря для учащихся новометодных школ. С этой целью был подготовлен учебник Мунаввара Кары – «Адиби аввал», в который, помимо собственно алфавита, были включены небольшие поучительные рассказы. По этому учебнику учащиеся приобретали навыки чтения и письма на родном и арабском языках. Книга давала знания по основам мусульманской религии, мусульманскому и христианскому летосчислению14.

Учебник «Хавойижи диния» состоял из трёх частей. В первой части, рассчитанной для учащихся младших классов, в форме вопросов и ответов раскрывалась сущность ислама. Во второй части, предназначенной для учащихся среднего уровня образования, в повествовательной форме излагалась обрядово-ритуальная практика ислама. Вопросы поста – уразы, закята и паломничества – хаджа – нашли своё отражение в последней, третьей части книги, которую изучали старшеклассники. Все части этого учебника представляли собой краткий кодекс правил ислама. Мунаввар Кары из множества материалов, излагающих обрядовую сторону мусульманства, выбрал всё необходимое для восприятия детьми школьного возраста15.

В новометодных школах большое внимание уделялось преподаванию «Тажвид», главной целью которого было правильное чтение Корана посредством изучения законов артикуляции арабских звуков. Из учебников по этой дисциплине наибольшую известность получил «Тажвид» С.И. Улвия, который был переведен Мунавваром Кары на узбекский язык и издан в 1914 году16.

Немало усилий приложил Абдулла Авлоний для обеспечения новых школ учебниками. Результатом его деятельности, стало издание более десяти учебников, в частности «Адабиёт» (Литература)17, «Биринчи муаллим» (Первый учитель), «Иккинчи муаллим» (Второй учитель), «Туркий Гулистон ёхуд ахлок» (Тюркский сад и мораль), «Мактаб гулистони»18 (Цветущий сад школы), «Мухтасар тарихи анбиё ва тарихи ислом»19 (Краткая священная история и история ислама) и др.

Представители передовой национальной интеллигенции в качестве одной из проблем мусульманского общества видели неравноправные взаимоотношения между мужчинами и женщинами. Рассуждая о тяжелом положение женщин, джадиды, опираясь на Коран, утверждали, что Бог предпочел человека многим другим созданиям и призывает его уважать женщин. Они призывали своих соотечественников выполнять положения, вытекающие из этого принципа – уважать достоинство своего ближнего, а самый близкий человек для мужчины – это его жена. Просветители взяли на себя смелость утверждать, что ислам трактует положение женщин как равноправное с мужчинами и предписывает обходиться с ними справедливо и доброжелательно. Смелые мысли в этом вопросе высказывал Мунаввар Кары Абдурашидханов, который первым осудил ношение женского покрывала – паранджи, символизирующей подчиненное положение мусульманской женщины, считая это явление архаичным20.

Особое место во взглядах реформистов занимала проблема женского образования. Тулаган Хужамёров – Тавалло в стихотворении «Қариндош ва ҳамшираларимиз – мазлума қизлар тилидан» устами девушек-мусульманок призывал отцов дать им образование21.

Исходя из того, что ислам предписывает овладевать знаниями одинаково как мужчин, так и женщин, национальные прогрессисты стали инициаторами совместного обучения мальчиков и девочек. В ташкентских новометодных мактабах были случаи обучения девочек вместе с мальчиками22. К примеру, несколько девочек учились с мальчиками в школе Мунаввара Кары23, три девочки были в школе Ишанходжи Ханходжаева. В школе Сабирджана Рахимова обучалось 15 девочек, правда последних учила его сестра, «которой брат дал нужные знания и подготовил к новой и сложной работе»24. В старогородской части Ташкента была открыта женская новометодная школа Сайфульмулюковой, где в 1914 г. обучалось 35 девочек. Такая же школа функционировала и в русской части города25.

Значительную роль в пропаганде новой системы образования играли джадидские газеты, пользовавшиеся большой популярностью в среде коренного населения Туркестана. История национальной прессы началась 27 июня 1906 г., когда ташкентские прогрессисты во главе с И. Обидовым начали издание первой газеты на узбекском языке «Тараккий» («Прогресс»), в сентябре того же года под редакцией Мунаввара Кары Абдурашидханова начала издаваться газета «Ҳуршид» («Солнце»). В декабре 1907г. А. Авлоний получил разрешение на издание газеты «Шуҳрат» («Слава»), с начала 1908 г. издавались газеты А. Бектемирова «Осиё» («Азия») и С. Саидазимбаева «Тужжор» («Купец»)26. Однако все эти печатные органы по распоряжению колониальной администрации в скором времени были закрыты.

Таким образом, просветительская деятельность джадидов Ташкента носила реформаторский характер. Новые учебные заведения, созданные ими, были призваны навести мосты между современным знанием и исламской культурой, стали опорой для распространения прогрессивных идей. А в целом, рубеж двух веков явился важным этапом духовного обновления среднеазиатского общества.

Д.М. Кенжаев

Тошкент жадидларининг маърифатпарварлик фаолияти

Мақолада XIX аср охири – ХХ аср бошларида Ўрта Осиё халқларининг маънавий янгиланишида муҳим ўрин тутган Тошкент жадидларининг халқ таълими соҳасида олиб борган ислоҳотлари тадқиқ этилган.

D.M. Kenjaev

Educational Activity of the Tashkent’s Djadids

In article explored the activity of Tashkent’s djadids in spheres public education and spiritual renovation folk to Central Asia.

Тошкент шаҳрининг 2200 йиллик юбилейига бағишланган Халқаро илмий конференция материаллари,
Ўзбекистон Республикаси Фанлар академияси, «Фан» нашриёти, 2009

Ҳаволалар:

1 Абдурашидхан М. Мусульманство. Ташкент: Мовароуннахр, 2004. С. 7

2 Авлоний А. Туркий гулистон ёҳуд аҳлоқ // Авлоний А. Танланган асарлар. Тошкент: Маънавият, 1998. 48-бет

3 Авлоний А. Туркий гулистон ёхуд ахлоқ … 49-бет

4 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 1149, лл. 195-201

5 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 1148, л. 148

6 Там же. ф. 461, оп. 1, д. 1021, л. 20

7 Шермуҳаммад ўғли Мирмуҳсин. Аҳволи зоримиз // Ойна. 1914. 20-сон. 375-376 – бетлар

8 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 955, л. 6 об

9 ЦГА РУз, ф. 1009, оп. 1, д. 51, л. 30

10 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 1149, л. 55 об

11 Аҳмад С. Мунаввар Қори // Шарқ юлдузи. 1992. 5-сон. 108-бет

12 ЦГА РУз, ф. И-1, оп. 31, д. 943, л. 28об

13 Абдурашидхон ўғли Мунаввар қори. Ҳавойижи диния. Тошкент: Шарқ, 1993. 92-бет

14 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 955, л. 42об

15 Абдурашидхон ўғли Мунаввар қори. Ҳавойижи диния…; Андреев Г. Новометодные мактабы в Туркестане // Туркестанские ведомости. 1915. 17 декабря

16 Аҳмад С. Мунаввар Қори… 108-бет

17 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д.1148, л. 149

18 Қосимов Б. Абдулла Авлоний (Адабий-педагогик портрет). Тошкент: Ўқитувчи, 1979. 10-бет

19 Авлоний А. Мухтасар тарихи анбиё ва тарихи ислом // Авлоний А. Танланган асарлар. Тошкент:

Маънавият, 1998. 93-128 – бетлар

20 ЦГА РУз, ф. 461, оп. 1, д. 1260, л. 34

21 Тавалло. Равнақ ул-Ислом. Тошкент: Фан, 1993. 60-61-бетлар

22 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 1148, л. 149об

23 Андреев Г. Новометодные мактабы в Туркестане // Туркестанские ведомости. 1915, 28 октября

24 ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 1004, л. 84-86 об

25 ЦГА РУз, ф. И-49, д. 619

26 Ўзбекистон Миллий энциклопедияси. 3-жилд. Тошкент, 2002. 520-бет

Ўхшаш мақола

Кто такие сарты? История исчезнувшего народа Средней Азии

Post Views: 1 795 В Российской дореволюционной литературе можно часто встретить информацию о существовании в Средней …

Битта мулоҳаза

  1. Младотурецкая революция 1908 года дала определённый стимул развитию джадидизма и способствовала их окончательной политизации. В 1908 году джадиды начали в Оренбурге издавать журнал Шуро ( ????, Совет), где Ризаитдин Фахретдинов проводил идею преемственности Волжской Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства. В 1917 на волне дезинтеграции Российской империи в Ташкенте была образована Шура-и-Ислам (

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *