Бош саҳифа » На русском » Ташкент — дорогами истории

Ташкент — дорогами истории

Шахристан. Именно здесь, на территории собственно города, были размещены дворцы правителя и знати. Основным композиционным узлом города становится рыночная площадь — место торговли, ремесленного производства, а нередко и место сражения, отчего в XVIII в. она получила название “Джангох” (”Место битвы”). На пересечении двух магистральных улиц, ведущих к воротам, располагались основные монументальные постройки города — мечеть, медресе, здания светского характера. Вдоль улиц тянулась торгово-ремесленная застройка с домами-мастерскими, где изготовляли тонкую керамическую посуду, славившуюся далеко за пределами Шаша.

Соборная мечеть, о которой говорится в источниках, располагалась между цитаделью и шахристаном на площади, служившей, вероятно, и местом торга. Рабад (пригород). В X — XI вв. расширение торгово-ремесленной деятельности вызывало необходимость увеличения площадей за счет пригорода, где были разбросаны отдельные усадьбы крупных землевладельцев. Вся эта территория была включена в состав города и обнесена крепостной стеной. Здесь так же, как и в шахристане, вдоль протоков размещались торговые пассажи, караван-сараи, квартальные мечети и “местные святыни” — мазар шейха Каффаль Шаши, мазар Зайнутдина Куи Арифони.

Чач — Шаш — Бинкат — Ташкент. Каждое из этих названий — история города. Страной “тысячи городов” называли Шаш арабские историки X — XII вв., которые сообщали, что из Шаша вывозятся различные ткани и ковры, изделия из кож. Славились также седла и чачские луки, металлические изделия, продукты животноводства и зерно. С ослаблением могущества Саманидов Чач был захвачен тюрками из династии Караханидов, после чего стал именоваться Ташкентом.

В XIII в. ведущую роль в этом регионе играл Отрар — крайняя точка империи хорезмшахов. Когда Чингизхан обрушил свои войска на область, главный удар пришелся на Отрар. Затем Чингизхан вторгся в Среднюю Азию. Ташкент сдался после трехдневной осады. Наместник Чингизхана Махмуд Ялавач избрал своей резиденцией Ходженд. После непродолжительного периода упадка Ташкент вскоре превратился в большой и многолюдный город.

В XVI в. улус Чагатая распался на две части — территорию Мавераннахра (западная) и Моголистана (восточная). Жителей Моголистана называли моголами — это потомки монголов, которые смешались с тюркскими племенами и приняли ислам. Границей между Мавераннахром и Моголистаном являлись по-прежнему Ташкент и Фергана.

Правители Моголистана вели бесконечную войну с чагатаидами Мавераннахра.  Население этих городов самоотверженно боролось за независимость и свободу и даже великому Амиру Темуру стоило немалых усилий и времени покорение Ташкента, который имел для него стратегическое значение. Для всей Средней Азии и для Ташкента в том числе период правления Амира Темура был периодом спокойствия и процветания.

Биограф Амира Темура Шараф ад-Дин Али Йезди называет его сахибкираном — обладателем звезды высочайшего счастья, хумаюном — светлейшим, камкори офтоб давлатитюрк — могущественным солнцем Тюркского государства, рассказывает о благодеяниях Темура, его созидательной государственной деятельности.

Амир Темур придавал Ташкенту большое значение. Он приказал возродить ирригационную систему, провести новые каналы, восстановить разрушенные святые места. Так, возле могилы популярного в Ташкенте суфия Зенгиата и его жены Амбарбиби по распоряжению Темура были возведены два однокамерных мавзолея. Зенгиата, по преданию, был пятым мюридом суфия Ходжа Ахмада Яссави, который считался духовным главой всех тюркских племен Средней Азии. Ташкент имел в это время цитадель и город с несколькими воротами, окруженные крепостной стеной. Воротам, по преданию, были даны новые названия — по имени тех улусов, племен и родов, отрядам которых была поручена их охрана.

В Ташкенте находился один из сборных пунктов огромной армии, с помощью которой в 1404 г. Амир Темур собирался покорить Китай. Но неожиданная смерть не позволила осуществиться его планам. С эпохой Амира Темура связано появление одной из самых чтимых святынь Ташкента — мазара Шейхантаура. Культ его поддерживался шейхом Ходжа Ахраром, крупнейшим политическим деятелем и богачом. Огромная территория от Хадры до Анхора была собственностью вакуфных владений Ходжа Ахрара. На его средства в Ташкенте были якобы отстроены три мечети, два медресе и мост в Кукчинской части города.

После смерти Амира Темура Ташкент снова стал ареной борьбы между Моголистаном и Мавераннахром. В начале 20-х гг. XV в. Улугбек во главе многочисленного войска вступил в Ташкент. В последующие годы, при поддержке ташкентского шейха Ходжа Ахрара, городом управляли Темуриды. Сохранились в Ташкенте интересные памятники архитектуры XV — XVI вв.

Комплекс Шейхантаура. Над могилой шейха Хавенд Тахура, который был родственником высокочтимого шейха Ходжа Ахрара, в XV в. был построен мавзолей. Здание неоднократно перестраивалось, сохранив план и пропорции XV в. Мавзолей имеет портал со стрельчатыми нишами в устоях, вход под стрельчатой аркой, за порталом два помещения. Большее из них перекрыто куполом на двенадцатигранном барабане, меньшее — на восьмигранном. Рядом находится мавзолей Калдыргачбия, тоже предка Ходжа Ахрара. Они объединялись поминальной мечетью (Ауратмечеть). Западнее расположен мавзолей Юнусхана Моголистанского — одного из потомков Чингизхана. Мавзолей построен в 1486 г. после смерти Юнусхана его сыновьями.

Мавзолей Юнусхана таит много загадок — в нем не обнаружено захоронения Юнусхана. а прекрасные резные двери оказались музыкальными — между их створками был искусно встроен старинный музыкальный инструмент — чанг. В начале XVI в. Ташкент входил в состав узбекского государства Шейбанидов. В этот период были построены мавзолеи и медресе Баракхана, мавзолей Абу-Бекра Каффаль Шаши, медресе Кукельдаш.

Комплекс построек, включающий медресе и мавзолей Баракхана, расположен в северной части города, около главной пятничной (ныне действующей) мечети Джума. Медресе имеет традиционную планировку с худжрами вокруг двора, с большой перекрытой куполом дарсханой в глубине двора и встроенные в здание мавзолеи. Один из них принадлежал Баракхану, второй — его отцу Суюниджхану. Именно Суюниджхан, внук Улугбека, был тем просвещенным меценатом, который привлекал ученых и поэтов всего Востока. Вход в медресе оформлен стройным, украшенным резной мозаикой порталом, стены дарсханы покрыты росписью с позолотой. В настоящее время здесь располагается Духовное управление мусульман средней Азии.

Во дворе, расположенном напротив зимней мечети (Джума мечеть), в специальной библиотеке хранятся редкие собрания Коранов и Хадисов.

К северу от медресе Баракхана находится мавзолей над могилой Абу Бакра Каффаль Шаши — одного из проповедников суфииства, образованнейшего богослова и поэта. Современный мавзолей построен в 1541г. на месте более древнего захоронения. О былом блестящем оформлении его можно судить по остаткам майоликовых и мозаичных украшений. Живописный берег арыка Калькауз был в то время одним из излюбленных мест богословских диспутов, чтения хафизов, блистательных поэтических турниров.

Медресе Кукельдаш, названное по имени строителя визиря при Баракхане, возведено на высокой платформе из многовековых наслоений на площади Чорсу. Главный фасад оформлен высоким порталом и башнями по углам. Над портальным входом — мозаичный тимпан. Позднее здесь были построены медресе Ходжа Ахрара и мечеть Джами.  Мавзолей Зайнаддинбобо (XII, XIV — XVI, XIX вв.) — один из самых интересных и крупных памятников Ташкента. Мавзолей посвящен историческому лицу — Шейху Зайнаддину Куй Арифони — сыну главы багдадских суфиев, “шейха шейхов”. По преданию, 600 лет назад, по указанию отца шейха Шихабаддина, Зайнаддин переехал из Багдада в Ташкент, где жил в чилляхоне. После смерти почитатели воздвигли над его могилой маленький мавзолей (чортак), который позже Амир Темур перестроил. Самое древнее строение XII — XIII вв. — подземная чилляхона. Ниже существующего здания был чортак XIV в. Стены внизу — XVI в. Верх здания от парусов и выше, а также портал капитально перестроены в конце XIX в.

Во второй половине XVI в. Ташкент был присоединен к владениям Абдуллахана II Бухарского, который после длительной осады в 1580 г. приказал разрушить стены и поджечь город. В течение последующих нескольких лет город был под властью казахского хана Тевеккеля, а затем вошел снова в состав Бухары. В памяти народа надолго сохранились воспоминания о жестокой резне, которую учинил жителям Ташкента Имам-Кулихан Бухарский за восстание и убийство своего сына — наместника Ташкента.

В XVIII в. в результате постоянных войн, восстаний в стране наблюдался общий хозяйственный упадок. Жизнь горожан сосредоточилась в пределах крепостных стен, зафиксированных на карте 1890 г. Город состоял из четырех частей (даха) — Шейхантаур, Сибзар, Кукча, Бешагач. Во главе каждой из частей стоял свой хаким — правитель. Один из них — хаким Шейхантаурской даха, происходил из местных ходжей и считался потомком Шейхантаура в шестнадцатом поколении. Юнусходжа сумел взять власть в свои руки после недолгой борьбы с другими хакимами. Его урда (крепость) находилась южнее Балянд-мечети и занимала часть махалли Биринчи Алмазар, прежде называвшейся Иски-Урда. Рядом располагался большой сад. В местности, известной сегодня как Юнусабад, находилась резиденция Юнусходжи. По его распоряжению Ташкент вновь обнесли крепостной стеной, восстановили ворота. Ташкентские войска одержали победу над казахами, и Юнусходже стали подчиняться все города и селения, входившие ранее в состав владений Старшей казахской орды. Однако в 1807 г. после поражения в борьбе с кокандским ханом Юнусходжа погиб. За проявленное неповиновение кокандский Олим Залим (Олим Жестокий) разграбил город, присоединив его к своим владениям. С тех пор около двадцати лет Ташкентом управляли Беклярбеки. Старую Урду разрушили, а новую построили на берегу Анхора. Ее название сохранилось до наших дней в наименовании остановки “Урда”.

В XIX в. наблюдался определенный экономический подъем. К середине этого столетия в Ташкенте насчитывалось шестьдесят тысяч жителей. Отремонтированная внешняя стена окружностью 14 км имела 12 ворот: Лабзак, Тахтапуль, Карасарай, Сагбан, Джагатай, Кукча, Самарканд, Камалан. Бешагач, Коймак, Коканд и Кашгар. В исторической топографии сложилась радиально-кольцевая планировочная структура старого города.

Жилую застройку, имевшую внутреннюю структуру микрорайонов, — махалля со своими общественными центрами — прорезала сеть городских магистралей. Главным ядром махаллинского центра была квартальная мечеть (в Шейхантауре их было шестьдесят, на Бешагаче — семьдесят), затем базар и чайхана. В результате длительных поисков средств защиты от жаркого резкоконтинентального климата, землетрясений были выработаны интереснейшие типы жилья с крытыми двухсветными двориками, раздвижными ставнями (ровон), типа “кашгарча”.

На карте прошлого столетия фигурирует множество квартальных мечетей, часть из которых была отреставрирована за годы независимости. Таким образом, археолого-топографическим изучением установлено, что Ташкент, как столица обширной области, на протяжении всей своей длительной истории оставался на одном и том же месте. Менялся классовый состав населения, архитектурный облик, каждый период привносил что-то новое.

В начале XX в. Ташкент состоял из двух частей — Старого и Нового города, разделенных арыком Анхор. В центре старого Ташкента сосредоточивались жилые и административные постройки, культовые ансамбли, многочисленные мастерские-лавочки различных ремесленников (кузнецов, чеканщиков, жестянщиков, плотников) и базары, где каждый торговый пассаж принадлежал торговцам определенным товаром. К этим сооружениям примыкали широкие крытые улицы. К северной дороге центра старого Ташкента подходили дороги, ведущие от Чигатайских, Сагбанских, Карасарайских, Тахтапульских ворот. Здесь на площади Эски Джува было несколько квартальных мечетей, медресе Беклярбека и караван-сараи.

На пересечении дорог от Кокандских, Коймас, Бешагачских и Самаркандских ворот (Чорсу) на высоком холме располагались медресе Кукельдаш, медресе Ходжа Ахрара и Джума мечеть. От Чорсу на запад в сторону мечети Намазгох шла целая улица ремесленных мастерских. Немало их было и в головных участках всех радиальных улиц.

Формирование нового центра Ташкента за Анхором началось с 1867 г. по проектам М. Н. Колесникова и А. В. Макарова, в основу которых была положена радиально-кольцевая система. Территориальное и административное объединение старогородской и новогородских частей (1929 г.) привело к изменению прежней планировки с последующей реконструкцией всего города.

Эдвард Ртвеладзе, Лидия Ртвеладзе

Источник

Ўхшаш мақола

Кайковус

КАЙКОВУС – қадимий канал, Бўзсувнинг ўнг тармоғи. Собир Раҳимов (ҳозирги Олмазор) ва Шайхонтоҳур туманлари ҳудудидан …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *