Бош саҳифа » На русском » Ташкент-2200. Первые археологические находки в Ташкенте и его окрестностях

Ташкент-2200. Первые археологические находки в Ташкенте и его окрестностях

Ташкент наряду с Бухарой, Самаркандом, Мервом являлся одним из центров древней цивилизации. Начало археологическим исследованиям в Ташкентском оазисе было положено еще во второй половине XIX в. российскими востоковедами, краеведами, археологами-любителями, чиновниками и коллекционерами после завоевания Средней Азии Российской империей и образования Туркестанского генерал-губернаторства в 1867 г.

На первых этапах изучение истории Ташкента носило эпизодический характер, так как, по утверждению В.В. Бартольда, даже в письменных источниках история Ташкента – Шаша в отличие от Мерва, Бухары или Самарканда недостаточно отражена. Информация накапливалась буквально по крупицам: случайные находки при каких-либо земляных работах, отрывочные упоминания в письменных источниках, мимолетные наблюдения исследователей и др.

Так, в 1886 г. в «Туркестанских ведомостях» было сообщение старшего чиновника по особым поручениям при Военном губернаторе Сырдарьинской области краеведалюбителя Е.Т. Смирнова о том, что близ Ташкента, у почтовой станции Ниязбаш при разравнивании одного из многочисленных насыпных холмов случайно найдены глиняные сосуды, наполненные человеческими костями[1]. Осмотрев находку, Е.Т. Смирнов пришел к выводу, что «это, несомненно погребальные урны, принадлежащие народу, обитавшему здесь в домусульманский период, что придает находке большой археологический интерес»[2]. Автор сообщения, описывая в деталях урну и ее содержимое, проведя опрос местного населения, пришел к предположению, что подобный способ захоронения « не практиковался ни у древних персов, исповедовавших религию Зороастра или иначе – огнепоклонничество, ни у монголов и тюрков, исповедовавших буддизм. Найденная могила напоминает скорее греческие похороны»[3]. Он связывал все эти находки с пребыванием здесь греко-македонцев. По приказу генерал-губернатора все найденные предметы были затем переданы в Ташкентский публичный музей.

Другая случайная находка в том же году обнаружена на так называемых «землях Никифорова» (окрестности Ташкента, ныне Мирзо-Улугбекский район, улица Буюк Ипак йўли – Ф.Ш.). Это были глиняные обломки с изображением двух фантастических фигур, которые Императорская Археологическая Комиссия, куда они были отправлены, признала чрезвычайно интересными и просила осуществить полное обследование той местности[4]. После этого Н.П. Остроумов – директор Ташкентской учительской семинарии, редактор «Туркестанской туземной газеты», где также публиковались статьи историко-археологического характера, впоследствии председатель ТКЛА[5], с несколькими учителями семинарии произвел разведочные исследования местности. В результате была обнаружена пещера, где нашли человеческие кости, глиняные кувшины, чашки и глиняные оссуарии[6].

В 1887 г., проведя археологические раскопки и вскрыв 20 курганов, Н.П. Остроумов пришел к выводу, что на «Никифоровских землях» находятся сплошные могильники, которые большого научного значения не имеют[7], между тем их изучение могло дать историко-антропологические сведения. Впрочем, такую цель, вероятно, Н.П.Остроумов не преследовал.

В целом исследователи Ташкентского оазиса не раз сообщали Археологической Комиссии, что Ташкент и его окрестности богаты древними сооружениями различных типов и лишь тщательные археологические исследования могут дать ответы на многие интересующие вопросы. Случайные находки или покупки у местного населения предметов старины не могли влиять на научные выводы. К тому же местное население не всегда сообщало о них, особенно, если это касалось драгоценных камней, золотых, серебряных или медных монет, ювелирных изделий[8].

После образования в 1895 г. в Ташкенте Туркестанского кружка любителей археологии процесс накопления материалов по истории Средней Азии, в том числе Ташкентского оазиса, стал носить систематический характер. Однако деятельность Туркестанского кружка ограничивалась лишь выполнением разведочных работ, сбором подъемного материала, небольшими раскопками. Определялось это тем, что в его составе не было ни одного профессионального археолога[9]. Раскопки проводились в основном без всякой научной методики, которая в то время и не была выработана. Большая часть этих работ касалась Ташкента. На заседаниях Кружка он часто упоминался как объект археологических наблюдений. Доклады, статьи, сообщения и отчеты членов Кружка носили также топографический, краеведческий[10], географический[11], этнографический[12], лингвистический характер, и в некоторых из них предпринимались попытки описать историю города[13].

Так, в докладе Е.Т. Смирнова, уже члена Кружка, были подробно описаны территория Ташкента и его окрестности с многочисленными буграми (тепа), которые он считал искусственными и называл насыпными, маршрутами малых и больших рек. В процессе изложения своего доклада, который был опубликован в виде очерка, автор ставил перед аудиторией конкретные вопросы: «К какому историческому периоду относится время постройки этих бугров, бугорков и насыпей? Каким народом они строились и с какой целью? Ответов на эти вопросы пока нет, очевидно же только одно, что сооружал их многолюдный и сильный народ»[14].

Анализируя исследованные им оссуарии, о которых мы упоминали ранее, Е.Т. Смирнов обратился к членам Кружка с вопросами: «Что это за способ погребения, к какому времени, к какой религии и к какому народу он относится?», и сам же высказал предположение: «Не напоминает ли он несколько способов погребения исповедников религии Зороастра, господствовавшей здесь в полной мере до периода появления буддизма, христианства и магометанства?». Это говорит о том, что автор, прежде чем приступить к исследованию, изучил все доступные для него источники, так как к теме истории Ташкента Е.Т. Смирнов возвращался не раз.

Так, в 1900 г. на 4-м заседании Туркестанского кружка Е.Т. Смирнов сделал сообщение о результатах разведывательной работы на развалинах древнего городища Канка[15] с детальным описанием топографического расположения местности со ссылкой на письменные источники, пути водного снабжения древнего города (находится на территории Ак-Курганского района Ташкентской области, археологические экспедиции на котором продолжаются и по сегодняшний день под руководством академика Ю.Ф. Бурякова. – Ф.Ш.). Е.Т. Смирнов представил членам заседания образцы собранного подъемного материала: обломки стекла и глиняной посуды.

В частности, он констатировал, что «осколки стекла в большом количестве встречаются во всех древних курганах долины Ангрена», и предполагал, что «стеклянная посуда не привозилась сюда откуда-либо со стороны, а выделывалась именно местными жителями»[16]. При этом он указывал: «Источники свидетельствуют о том, что в очень древние времена китайцы заимствовали секрет его выделки из Средней Азии»[17].

Классификация найденных глиняных черепков помогла определить Е.Т. Смирнову, какой посудой пользовалось население того времени, какие трубы были проложены для водоснабжения города.

В этом звене первых археологических исследований следует отметить первые раскопки на Шаштепа (п. Эркин, р-н Зангиота, Ташкентская область. – Ф.Ш.). В 1896 г. Н.П. Остроумов проложил на цитадели городища траншею, игнорируя кладку стен, и вскрыл три галереи и стрельчатую арку. Остатки сооружения были определены как сторожевой пост с подземным зданием[18]. Кроме того, были найдены обломки керамики, куски железа, стекла, кости животных и другие предметы. Но, к сожалению, никакой датировки ни найденным предметам, ни самому городищу дано не было.

На тот момент археология Средней Азии находилась в зачаточном состоянии и не могла ответить на все поставленные вопросы. Но на заседаниях ТКЛА часто велись дискуссии по актуальным проблемам, касающимся тех или иных находок[19]. Высказывались разные точки зрения, которые и в дальнейшем стали предметом научного обсуждения, в частности, тема оссуариев была дискуссионной на протяжении многих лет[20].

Не исключено, что многие суждения были ошибочны либо спорны, но именно эти первоначальные заключения, основанные на первичных разведках, небольших любительских археологических раскопках, случайных находках, нашедшие отражение в печати, дали толчок многолетним исследованиям Ташкента.

Ф. Ш. Шамукарамова

Тошкент ва унинг атрофидаги дастлабки археологик топилмалар

Мақолада Тошкент ва унинг атрофидаги дастлабки топилмалар, археологик кузатув ва қазишма ишлари ёритилган. Муаллиф XIX аср охири – XX аср бошларидаги Тошкент шаҳрини археологик ўрганилишининг дастлабки босқичлари, шаклланиши ва ривожланишини кенг кўламдаги материаллар асосида ёритиб берган.

F.Sh. Shamukaramova

First Archeological Discoveries in Tashkent and its Vicinity In the article history of the first archeological prospecting on territory Tashkent and its vicinity is considered. Author on base of the extensive material illuminates genesis and evolution of the archeological study of the city Tashkent at the end of the 19th – the beginning of the 20th centuries.

[1] Туркестанские ведомости. 1886. 6 мая. № 17

[2] Там же

[3] Там же

[4] Никитенко Г.Н. Н.П. Остроумов и истоки археологической науки Средней Азии // Востоковедческие чтения памяти Н.П. Остроумова. Сборник материалов. Ташкент, 2008. С. 305

[5] Историография общественных наук в Узбекистане. Биобиблиографические очерки / Составитель Лунин Б.В. Ташкент: Фан, 1974. С. 260-262

[6] А. Р. Библиографический листок. Отчет Императорской Археологической Комиссии за 1882-1888 годы. СПб., 1891 г. // Туркестанские ведомости. 1892. 20 октября. № 42; Остроумов Н.П. Из поездки в селение Мамаевку // Туркестанские ведомости. 1893. № 50, 52

[7] Остроумов Н.П. Из поездки в селение Мамаевку // Туркестанские ведомости. 1893. № 50

[8] Андреев М. Местности в долине р. Ангрена, интересные в археологическом отношении // Туркестанские ведомости. 1893. 16 (29) июня. № 46

[9] Ртвеладзе Э.В. Краткий очерк истории изучения археологических памятников Средней Азии // Историко-археологический обзор Древней Средней Азии. (Рукопись хранится у автора)

[10] Смирнов Е.Т. Древности в окрестностях города Ташкента // Протоколы Туркестанского кружка любителей археологии (Далее. – ПТКЛА). Вып. 1. Ташкент, 1896; Ташкент: Типо-литография, 1896; Кастанье Л. Отчет о поездке в Шахрухию и местность «Канка» // ПТКЛА. Год XVII. Вып. II. 1 апреля 1913 г. – 11 декабря 1913 г. Ташкент, 1913. С. 112 – 123

[11] Вяткин В. К исторической географии Ташкентского района // Туркестанские ведомости. 1900. № 101

[12] Диваев А. Промыслы и занятия туземцев азиатского города Ташкента // Туркестанские ведомости. 1901. № 33

[13] Малицкий Н. Несколько страниц из истории Ташкента за последнее столетие // Приложение к ПТКЛА от 16 ноября 1898 г.; Его же. К истории Ташкента под Кокандским владычеством // Приложение к ПТКЛА. 1900. № 4. Ташкент, 1900. С. 126-137; Его же. Страница из истории Ташкента в XVII столетии // Там же. С. 138-145; Диваев А. Предание о возникновении азиатского гор. Ташкента // Там же. С. 145-151; Добросмыслов А.И. Ташкент в прошлом и настоящем. Ташкент, 1911

[14] Смирнов Е.Т. Древности в окрестностях города Ташкента… С. 9-11

[15] Смирнов Е.Т. Развалины города Канки // ПТКЛА. Приложение к протоколу. Ташкент, 1900. № 4. С. 64184

[16] Там же. С. 174

[17] Там же. С. 175

[18] Протокол заседания от 26 августа 1896 г. // ПТКЛА. Вып. 1. Ташкент, 1896. С. 23-26

[19] Остроумов Н. Новые данные о глиняных погребальных урнах // ПТКЛА. Год XI. 1 января 1906 г. – 1 января 1907 г. Ташкент, 1906. С. 32–44

[20] Бартольд В.В. К вопросу об оссуариях Туркестанского края // ИРКИСВА. СПб., 1908. № 8

Манба:

Тошкент шаҳрининг 2200 йиллик юбилейига бағишланган Халқаро илмий конференция материаллари
Ўзбекистон Республикаси Фанлар академияси, «Фан» нашриёти, 2009

Ўхшаш мақола

Первая мировая война и ташкентцы

Начало первой мировой войны на территории Российской империи сопровождалось усиленной патриотической кампанией на страницах периодической …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *