Бош саҳифа » На русском » Ташкент-2200. Эволюция Ташкента в контексте современной культуры

Ташкент-2200. Эволюция Ташкента в контексте современной культуры

Узбекистан имеет уникальную культуру, которая на протяжении нескольких тысячелетий создавалась как часть Вселенной, где сосредоточилась возвышенная сфера деятельности его народа. И, конечно же, центрами ее сосредоточия являются его города. Большинство из них имеют тысячелетние истории, на протяжении которых сформировалась и развивается урбанистическая культура, включающая в себя множество факторов развития: политических, социально-экономических, общественных и коммуникативных. Но город – это еще место, где формируется особая духовная атмосфера, объединяющая все артерии страны, и бьется ее пульс.

И таким городом является столица Узбекистана – Ташкент, без которого невозможно представить и развитие страны в целом.

Говорить о Ташкенте в контексте современной культуры – это значит сделать акцент на такие важнейшие атрибуты его культурного развития, как: внешний облик, т.е. архитектура, ее соответствие социальному статусу столицы, материальная культура, искусство, состояние науки и образования, язык и литература, гендерный образ его жителей и особенности его нравственных ценностей, книга и музыка – как их атрибуты и показатели; религия – как важнейшая часть духовной жизни. Все это базируется на огромном многовековом историко-культурном наследии, являющемся частью общемировой цивилизации и имеет более, чем двухтысячелетний возраст.

Есть мнение, что современный город разрушает устои традиционной культуры. Не соглашусь с этим и смею утверждать, что современный город, базирующийся на древнем культурном пласте, сохраняет и модифицирует эти устои, модернизируя их и приспособляя к новым условиям. В отношении архитектурной характеристики Ташкента – это верно. Бесспорно, многое пострадало в архитектуре Ташкента, которая в определенные периоды истории подвергалась идеологической обструкции. Тем не менее, она сохранила свою неповторимую самобытность и традиции путем регенерации неповторимого исторического наследия средневековой урбанистики в сочетании с лучшими европейскими образцами классической архитектуры XIX–XX вв. и современным модерном. Попытка обращения к средневековым историческим формам отчетливо видна на многих сооружениях последних 15 лет. Это Музей истории Темуридов, парламент, портал железнодорожного вокзала, Ташкентская государственная консерватория, Центр детского творчества, Исламский университет, Музей памяти жертв репрессий, здания которых напоминают нам стиль строений отреставрированных исторических памятников Ташкента.

Вместе с тем архитектурная философия города включает в себя и чисто европейские образцы, которые никак не выглядят чем-то инородным в общем облике Ташкента. Это бывший дворец князя К. Романова, ныне дом приемов МИДа, здания Ташкентского государственного юридического института, Вестмистерского университета, Посольства Франции, Биржевого центра и др.

Современные здания гостиницы Интерконтиненталь, Шератон, Бизнес-Центра, Картинной галереи, НБУ, Центрального банка Узбекистана создают ощущение знаков современности, свидетельствуя об обращении к опыту мировой архитектурной школы.

Совершенно новым архитектурным явлением стал архитектурно-художественный ансамбль на главной площади столицы Мустакиллик, представленный Монументом независимости и гуманизма, Аркой добрых и благородных устремлений и Мемориальным комплексом, олицетворяющими связь прошлого, настоящего и будущего.

Особо следует сказать о сохранении исторических архитектурных памятников. Узбекистан имеет свою концепцию на этот счет. Глава государства Президент И.А. Каримов и правительство республики уделяют огромное внимание реставрации исторических памятников города. Так, сейчас, совершенно по-иному, чем 15-20 лет тому назад, выглядят медресе Кукельдаш XVI в., Мавзолейи Шейх Зайниддин бобо XIII в., Ходжа Аламбардора XIX в., Юнусхана XV в., Шайх Хованди Тохура XIX в., медресе Шайх Абулкасыма XIX в., мемориальный комплекс Хазрати Имам и др.

Международным признанием заслуг нашего государства по возрождению и сохранению исламской культуры и духовных ценностей, высокого вклада узбекского народа в развитие исламской культуры было объявление Международной исламской организацией по вопросам образования, науки и культуры (ISESCO) Ташкента столицей исламской культуры в 2007 г.

Толерантность в архитектуре, выражение уважения к великим представителям мировой культуры, отчетливо проявляются в памятниках А. Пушкину, Низами Гянжеви, Абаю, Л. Шастри, М. Ганди, Т. Шевченко, Ш. Руставели и других, возведенных на главных улицах города.

Все указанные направления не противоречат друг другу, а создают архитектурную уникальность города. Такая гармония стилей характерна не для всех городов Узбекистана. Возможно, это сочетание несколько сковывает широкое внедрение модернистских и ультра модернистских инноваций. Но, думается, вся предыдущая история облика Ташкента исключает экспансионистские методы в архитектуре и не соответствует градостроительной особенности города, который, на наш взгляд, хорош размеренностью и балансом исторических форм. Как отмечал Президент Узбекистана И. Каримов: «…столица, конечно, должна быть современной. Она должна расти и развиваться в ногу со временем. Однако, вместе с тем, для нас и долгом, и честью является то, что мы должны быть верными нашим историческим ценностям, которые обогащают нашу жизнь…»[1].

Особое проявление духовности и культуры – это религия. В этом смысле Ташкент является особым местом, где очень ярко проявляется синкретизм доисламских и исламских компонентов, что определяет специфику традиционного образа жизни и мировоззрения его населения, как и в целом узбекского народа, и понимание регионального своеобразия ислама. Эта обогащенная историей особенность объясняется исторической толерантностью народа, на территории которого проходил Великий шелковый путь, издревле проживали люди, исповедующие такие мировые религии, как зороастризм, христианство, ислам, иудаизм и др., а также представители многих национальностей. Великий шелковый путь – многофункциональное уникальное в истории мира явление, степень влияния и воздействия которого была огромной и наследие которого живет и сейчас.

Взаимодействие неповторимого многообразия делает культурно-исторический процесс единым, но не однообразным и каждое отдельное проявление культуры, благодаря взаимодействию, становится более богатым и делает общую культуру более развитой и содержательной. Ташкент, как аккумулятор этих процессов, является носителем и самобытной национальной культуры, и общей особой толерантной культуры. На территории современного Узбекистана проживают более 130 наций и народностей. Достаточно сказать, что в Ташкенте осуществляют свою деятельность 114 мечетей, пять русско-православных церквей, 12 корейско-протестантских церквей, три иудейскорелигиозной общины, один католический храм, одна лютеранская кирха, а также значительное число общин и церквей христианского толка и последователей Кришны[2].

13 республиканских и 22 городских национальных культурных центра Узбекистана осуществляют свою деятельность в Ташкенте по сохранению своей культуры, языка и искусства[3].

Нельзя не сказать, конечно же, о роли Ташкента и в целом Узбекистана в развитии исламской теологии и центральноазиатского суфизма. Достаточно назвать имена некоторых его представителей – известного Абу-Бакра Мухаммада Каффаль-Шаши, Ходжа Аламбардора, Куи Арифани, шейха Ходжа Ахрара, которые внесли свой неоценимый вклад в развитие нравственных ценностей народа.

Важнейшей составляющей культурной эволюции города традиционно являлись наука и образование. Период IX – XII вв. для Ташкента, равно как и для всего Маверауннахра, Хорезма и других областей Средней Азии, стал временем высокого взлета культуры, который принято именовать термином «мусульманский Ренессанс». В этот период Ташкент становится крупным центром развития исламской и светской науки[4]. На сегодняшний день известны более 100[5] имен ученых-богословов средневековья, живших и творивших в Ташкенте (Абу Саъид Хайсам ибн Кулайб Шоший, Абу Бакр Каффаль Шаши, Абу Бакр Мухаммад ибн Ахмад Шоший и мн. др.).

В начале ХХ в. Ташкент становится центром зарождающегося просветительского движения, самой первой задачей которого было поднять образовательный уровень народа путем создания новых европейских школ. Из всех районов Туркестана по степени концентрации новометодных школ особо выделялся Ташкент. В 1910 г. здесь насчитывалось 24 джадидские школы, в которых обучалось 1740 детей[6].

Столица Узбекистана – город Ташкент и в последующие годы оставался крупным научным и образовательным центром. В годы Второй мировой войны в 1943 г. здесь была создана Академия наук Узбекистана с 23 научно-исследовательскими учреждениями.

Несоизмеримые с предыдущим периодом достижения осуществлены в стране за годы независимости в области культуры, науки и образования. И здесь Ташкент занимает главенствующее место. В нем работают Академия наук, которая объединяет более сорока научно-исследовательских учреждений, три региональных отделения, Академия общественного и государственного строительства при Президенте Республики Узбекистан, Медицинская, Банковско-финансовая, Налоговая академии, Национальный университет Узбекистана им. Мирзо Улугбека, Ташкентский государственный экономический университет, Ташкентский государственный технический университет им. Беруни, Ташкентский государственный педагогический университет им. Низами. В 1999 г. Указом Президента Узбекистана открыт Ташкентский исламский университет. Всего в Ташкенте функционируют тридцать вузов. Сотни тысяч юных узбекистанцев получают знания в более чем трехстах школах, десятках академических лицеев и профессиональных колледжей, 30 музыкальных и 25 спортивных школах.

Особая и яркая часть культуры Ташкента проявляется в ее неповторимой музыке. Многоликость проявлений «искусства звуков», одновременное бытование музыки разных культурно-исторических эпох, национальных творческих школ, стилей и направлений, которые удовлетворяют художественные запросы различных социальных слоев общества, создают уникальную полифонию культуры. Эволюция музыкальной культуры города осуществлялась на основе развития национальных традиций в синтезе с традициями мировой культуры.

Если проследить эволюцию музыкальной культуры Ташкента, равно как и всего Узбекистана, на протяжении последних десятилетий, можно увидеть, как обогатился жанровый состав и не только сохранился, но совершенствовался традиционный классический жанр, который становится все более востребованным и вступает в плодотворное художественное взаимодействие с иными формами. Пример тому – произведения с двойными жанровыми обозначениями: симфония-маком, симфония-газель, макомконцерт, концерт-дастан, реквием-марсия и т.п. В рамках одной культуры сохраняются и развиваются как минимум две музыкальные традиции. В 2003 г. – уникальный жанр «Шашмаком», широко распространенный в традиционной музыкальной школе Ташкента, был признан ЮНЕСКО «Шедевром устного и нематериального наследия человечества».

Важное значение в культурной эволюции города имело театральное искусство. О древнем происхождении театральных зрелищ свидетельствует, в частности, сохранившееся до наших дней на улицах Ташкента искусство кизикчи и масхара[7], народного цирка и кукольного театра, которые на протяжении веков играли важную роль в развитии идейно-эстетической мысли народа.

Традиционный узбекский театр развивался в органической связи с музыкальным и танцевальным искусством.

Проникновение театра европейского образца, начавшееся во второй половине XIX в., в начале XX в. постепенно обретает концептуальность в культурной программе джадидов – представителей местной просвещенной интеллигенции, которые в профессиональном театре видели «выразителя правды», воспитателя чувств и мыслей[8].

Узбекский профессиональный театр советского периода, несмотря на жесткий идеологический диктат, перенял наилучшие тенденции из прежней театральной традиции узбекского народа. Творчество выдающихся деятелей отечественного театрального искусства А. Хидоятова, С. Ишантураевой, А. Ходжаева, Ш. Бурханова, Н. Рахимова и др., в исполнении которых были сложнейшие образцы отечественной и мировой драматургии, можно по праву считать золотым фондом узбекского театрального искусства.

Ташкент имеет свое особое ничем неповторимое демографическое лицо. Демография города на протяжении всего его существования свидетельствует о его стремительном движении к понятию «мегаполис». Ориентировочные подсчеты, сделанные на основе письменных и археологических источников по городам Мавераннахра средневекового периода свидетельствуют о том, что они отличались достаточно крупными размерами. Самарканд и Бухара, например, в XIV в. по площади превосходили такие европейские города, как Париж, Милан, Неаполь, при этом плотность их заселения была меньше – в пределах 40 тыс. жителей. Общее число населения городов Мавераннахра было около 1,5 млн., т.е. 20 % от общего числа. Если учесть, что к концу XX в. в городах Узбекистана (сюда входят большинство городов Мавераннахра) проживало 22 млн. человек, динамика роста впечатляюща[9]. Особенно высок этот рост в Ташкенте. По переписи 1897 г. здесь проживало 155,6 тыс. человек, сегодня – более 2,7 млн.[10] Численность населения Ташкента была всегда в 10 – 15 раз больше, чем в других городах. По подсчетам исследователей, Ташкент, как в целом Узбекистан, находится на уровне средних показателей мирового процесса урбанизации.

Если говорить о современном образе жителя Ташкента, то здесь нельзя не пронаблюдать и его гендерные изменения. По «Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года» в Ташкенте из 155,6 тыс. человек населения 88,2 тыс., т.е. 56,5 % были мужчины, 67,4 тыс., т.е. 43 % составляли женщины. На фотографиях начала XX в. вы увидели бы на улицах Ташкента редкие фигуры узбекских женщин, учитывая особенности их жизнеобраза.

Если сейчас пронаблюдать за движением людей на улицах города, мы увидим, что их заполняют 60 % женщин, которые с установлением независимости получили огромные возможности по претворению в жизнь своих способностей в науке, образовании, производстве, предпринимательстве и т.д. Сейчас женщин в Ташкенте 1 млн. 119 чел. – на 32 тыс. больше, чем мужчин, т.е. на 2 %. Среди них 2941 предпринимателей, 61.302 входят в состав четырех политических партий республики, 462 чел. Входят в управленческий состав женских комитетов Ташкента. В самом интеллектуальном центре Ташкента – Академии наук работают из 5464 человек 2199 женщин, среди которых 376 с учеными степенями кандидатов и докторов наук. По последним данным, в шести университетах и 23 институтах Ташкента обучаются более 90 тысяч юношей и девушек, что составляет 50 % всей учащейся молодежи страны. Как говорил Президент И. Каримов, это свидетельство того, что Ташкент можно назвать центром студенчества[11].

Народную мудрость в культуре, утонченность вкуса, стремление к совершенству ярко демонстрирует прикладное искусство Ташкента, которое сохранило свою преемственность и следование предшествующим эстетическим традициям. Керамика, чеканка, ювелирное искусство, художественная обработка дерева и кожи, ткачество, ковроделие и другие виды художественного ремесла получили новое возрождение благодаря практическим мерам государства по сохранению и развитию прикладного искусства. В Ташкенте успешно развивается школа художественной керамики М. Рахимова, благодаря которому были реконструированы шедевры античной и средневековой керамики, а также восстановлены секреты технологии и художественные приемы мастерства различных школ народной керамики Узбекистана XIX – начала XX в.

В музейных коллекциях Ташкента хранятся шедевры мастеров Ташкентской школы орнаментальной росписи А. Касымджанова и Я. Рауфова и мастеров резьбы по дереву С. Ходжаева и Н. Зиякариева.

Творчески интерпретируя средневековые мотивы и сюжеты, современные художники–миниатюристы Ташкента братья Болтабаевы, Ф. Рахматуллаев, Н. Холматов и др. дают новую жизнь искусству традиционной миниатюрной живописи[12].

Современные мастера ювелирного дела Ташкента также сочетают в своих работах вековые традиции узбекского ювелирного искусства и индивидуальный творческий поиск. Далеко за пределами Узбекистана известны имена ювелиров Н. Холматова, Ф. Дадамухамедова, Г. Ташева. Невозможно перечислить все виды художественного творчества Ташкента, но его продукция – это подлинные шедевры искусства, наполненные техническим совершенством и удивительной фантазией. Они с достоинством представляют национальную культуру Узбекистана на международных выставках, пользуясь неизменным успехом.

Как видим, культурная эволюция Ташкента происходит на базе древнейшего и богатейшего культурного наследия.

В условиях независимости отношение к культурному наследию стало определенным, вдумчивым и глубоко значимым. Это, конечно же, не означает всеобщее преклонение перед прошлым в ущерб настоящему. Но те бесценные проявления уникальной культуры прошлого Узбекистана, являвшиеся большим вкладом в развитие мировой цивилизации, именно в этот период оценены по-настоящему. Это свидетельство глубоких социальных и духовных перемен, происходящих в республике. Закономерной тенденцией становится осознание человеком себя в контексте исторического времени, его ориентация как на историко-культурные истоки, так и на современные социальнокультурные идеалы. Как говорил Ч. Айтматов: «Национальное своеобразие культуры – это не только совокупность национальных черт, идущих из глубины веков. В понятие национальное входит не только устоявшееся и проверенное временем, не только сложившийся опыт минувшего, но и новое, рожденное современной действительностью»[13]. Ярким проявлением этого являются города, где концентрируются интеллектуальные силы страны и, конечно же, Ташкент, как столица Узбекистана. Его своеобразие определяется и жителями, которые в своих нравственных принципах опираются на современный опыт культуры и на идеалы, воспроизведенные в произведениях таких великих мыслителей, как Авицена, Абу Райхан Беруни, имам Бухари, Алишер Навои, ал-Хорезми, ал-Фергани и др.

Д.А. Алимова

Тошкент эволюцияси замонавий маданият контекстида

Мақолада Тошкент эволюцияси замонавий маданият контекстида таҳлил этилган бўлиб, унда пойтахт ижтимоий мақомига мос келувчи шаҳар архитектураси, моддий маданияти, санъат, фан ва таълим, тил ва адабиёт ҳолати, аҳолининг гендер жиҳатдан кўрсаткичи ҳамда унинг маънавий хусусиятлари ва уларнинг белгиси бўлган китоб ва мусиқа равнақи ва албатта маънавий ҳаётнинг ажралмас қисми бўлган – дин масалалари янгича нуқтаи назардан тадқиқ қилинган.

D.A. Alimova

Tashkent Evolution in the Context of Modern Culture

In the article is reached Tashkent evolution in the context of modern culture and are analyzed city architecture, its material culture, gender indicators of the population and their spiritual features like book and music development, religion factors belonged to social status of the capital city with a new point of view.

[1] Каримов И. Наша высшая цель – независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Т. 8. Ташкент: Узбекистан, 2000. С. 297

[2] Этно-конфессиональный атлас Узбекистана / Отв. ред. Хусниддинов З. Ташкент: Госкомземгеодез кадастр, 2005

[3] Там же

[4] Филанович М.И. Шаш – Ташкент и мусульманский Ренессанс (IX – XII вв.) // Вклад Узбекистана в развитие исламской цивилизации. Сборник тезисов докладов и поздравлений, направленных на Международную конференцию, посвященную объявлению города Ташкента столицей исламской культуры 2007 года Исламской организацией по образованию, науке и культуре – ISESCO. Ташкент-Самарканд, 2007. С. 42-43

[5] Муҳамедов Н. Шошлик олимларинг ислом маданиятига қўшган ҳиссаси (IX – XII асрлар) // Вклад Узбекистана в развитие исламской цивилизации. С. 126

[6] ЦГА РУз, ф. И-47, оп. 1, д. 955, л. 195-201

[7] «Кизиқчи» — комедиант, комик; «масҳара» — насмешка, шутка

[8] Хамидова М.А. Роль русской культуры в становлении узбекского профессионального театра ХХ века // История: проблемы объективности и нравственности (Материалы научной конференции). Ташкент, 2003. С. 213

[9] Хакимов А. Урбанистическая культура Узбекистана как объект изучения // Ўзбекистон урбанистик маданияти. Халқаро илмий конференция материаллари. Тошкент, 4-5 декабрь, 2003. 14-15-бетлар

[10] Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года

[11] Каримов И. Наша высшая цель – независимость и процветание Родины, свобода и благополучие народа. Т. 8. Ташкент: Узбекистан, 2000. С. 290

[12] Тошкент – ислом маданияти гавхари. Тошкент: Ўзбекистон, 2007. 162-168-бетларЦентральная Азия и культура мира. Бишкек, 1997. № 2-3. С. 22-23

[13] Центральная Азия и культура мира. Бишкек, 1997. № 2-3. С. 22-23

Ўхшаш мақола

Первая мировая война и ташкентцы

Начало первой мировой войны на территории Российской империи сопровождалось усиленной патриотической кампанией на страницах периодической …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *