Бош саҳифа » Масжидлар » «Стиль здания — восточный» (Из истории возведения Санкт-Петербургской соборной мечети)
Магометанская мечеть. Петроград, начало ХХ в.
Магометанская мечеть. Петроград, начало ХХ в.

«Стиль здания — восточный» (Из истории возведения Санкт-Петербургской соборной мечети)

В 1881 г. мусульманская община Санкт-Петербурга выступила с инициативой строительства на берегах Невы соборной мечети. В тот период в городе насчитывалось до 2 440 мужчин-мусульман.

Магометанская мечеть. Петроград, начало ХХ в.
Магометанская мечеть. Петроград, начало ХХ в.

Повторно вопрос о постройке соборной мечети в столице был поставлен на общем собрании мусульман, состоявшемся 12 апреля 1902 г. Для его продвижения по властным инстанциям и последующего разрешения, была избрана рабочая группа во главе с Атауллой Баязитовым1.

Спустя четыре года правительство удовлетворило ходатайство мусульман города об учреждении Комитета по постройке соборной мечети в Санкт-Петербурге. На банковский счет комитета от ахуна А. Баязитова поступили собранные начиная с 1883 г. пожертвования в сумме 53 300 руб.

Первый лист письма ахуна А. Баязитова в Оренбургское магометанское духовное собрание. 12 ноября 1906 г.
Первый лист письма ахуна А. Баязитова в Оренбургское магометанское духовное собрание. 12 ноября 1906 г.

Указом от 18 июля 1906 г. комитет получил возможность производства сбора пожертвований на сумму до 750 тыс. руб. по всей России в течение десяти лет2. В первый год деятельности ему удалось собрать внушительную по тем временам сумму — 103 035 руб. К 1 мая 1909 г. сумма на сберегательном счету комитета выросла до 326 819 руб.3

Поток пожертвований со стороны состоятельных мусульман вызвала щедрая помощь эмира Бухарского. На приобретение земельного участка под мечеть он выделил 500 тыс. руб.4 Активное участие в благотворительной акции приняли бухарцы. Из мусульман Волго-Уральского региона крупные пожертвования сделали предприниматели М. Хусаинов (5 тыс. руб.), М. М. Вагапов и Ш. Рамеев (по 2 тыс. руб.), князь А. Б. Чингизхан, З. Рамеев, М. Яушев (по 1 тыс. руб.), Дебердеевы (более 2 тыс. руб.). Отдельно от мулл поступило около 20 тыс. руб. В день торжественного открытия столичной мечети на счет комитета внесли свои пожертвования бакинские мусульмане Г. З. А. Тагиев (15 тыс. руб.), Муртаза Мухтаров (5 тыс. руб.)5

В 1907 г. за 137 500 руб. комитет приобрел земельный участок (540 кв. сажен) на Кронверкском проспекте. У вдовы И. Д. Васильевой был куплен соседний участок на сумму 160 тыс. руб.6

Первый лист письма председателя Комитета по постройке соборной мечети в Санкт-Петербурге А. Давлетшина оренбургскому муфтию М. Султанову.
Первый лист письма председателя Комитета по постройке соборной мечети в Санкт-Петербурге А. Давлетшина оренбургскому муфтию М. Султанову.

Уникальным источником для освещения предварительного «согласительного» этапа разработки проекта храма являются опубликованные в журнале «Зодчий» в 1907 г. Санкт-Петербургским обществом архитекторов по поручению комитета требования конкурса по составлению эскизного проекта здания соборной мечети7. Они важны, прежде всего, в плане определения основных строительно-технических требований к мечети.

По своим размерам и сметной стоимости мечеть была задумана как главное мусульманское культовое здание Российской империи. Поскольку конкурс был необычным, вполне резонно могли возникнуть вопросы по уточнению его требований. На их подачу был отведен месячный срок (до декабря 1907 г.).

Условия конкурса дополнялись схемой земельного участка под храм с указанием направления на Мекку. Конкурсные требования можно условно разделить на несколько частей. В первой части были представлены основные архитектурные требования заказчика к исламскому культовому сооружению: устройство «по возможности на виду» одного или двух минаретов (могут быть различной высоты), восточный стиль здания, на стенах не должно быть изображений живых существ и т. д. Далее шла архитектурно-техническая характеристика каменного одноэтажного с подпольными помещениями здания мечети стоимостью в 500 тыс. руб. и объемом 2 500 куб. сажен: увенчание здания храма куполом, на первом этаже зал не менее 200 кв. сажен, в подвале — помещение для молящихся в дни больших религиозных праздников, комнаты для сторожа, приборов отопления и топлива и др. В третьей части оглашались общие условия конкурса: сроки представления проекта (до 28 января 1908 г.), состав экспертной комиссии (Л. Н. Бенуа, А. И. фон-Гоген, А. И. Дмитриев, Ф. И. Лид-валь, А. Н. Померанцев, секретарь С. В. Беляев и три представителя Комитета по постройке соборной мечети в Санкт-Петербурге), размеры премий (четыре премии за лучшие проекты на общую сумму 3 тыс. руб. и несколько непремированных проектов по 400 руб.).

Один из пректов мечети в Санкт-Петербурге. Начало ХХ в. Из личного архива Р. Хайрутдинова.
Один из пректов мечети в Санкт-Петербурге. Начало ХХ в. Из личного архива Р. Хайрутдинова.
Проект соборной мечети в Санкт-Петербурге. Художник-архитектор, Н. В. Васильев. Зодчий. – 1918. – С. 13.
Проект соборной мечети в Санкт-Петербурге. Художник-архитектор, Н. В. Васильев. Зодчий. – 1918. – С. 13.
Проект соборной мечети в Санкт-Петербурге. Главный фасад и продольный разрез. Художник-архитектор М. С. Лялевич. Зодчий. – 1918. – С. 7.
Проект соборной мечети в Санкт-Петербурге. Главный фасад и продольный разрез. Художник-архитектор М. С. Лялевич. Зодчий. – 1918. – С. 7.
Проект соборной мечети Санкт-Петербурге. Художник-архитектор М. С. Лялевич. Зодчий. – 1918. – С. 6.
Проект соборной мечети Санкт-Петербурге. Художник-архитектор М. С. Лялевич. Зодчий. – 1918. – С. 6.
Проект соборной мечети в Санкт-Петербурге А. И. Фон-Гогена. Начало ХХ в. Из личного архива Р. Хайрутдинова.
Проект соборной мечети в Санкт-Петербурге А. И. Фон-Гогена. Начало ХХ в. Из личного архива Р. Хайрутдинова.

Участвующие в конкурсе архитекторы оказались в нелегком положении. Дело в том, что исламские культовые здания в Европейской части России не подходили в качестве образца соборной мечети столицы по ряду причин. Во-первых, после 1552 г. были уничтожены практически все исламские храмы времен постзолотоордынских татарских ханств кроме Крымского, не говоря уже о «джами» — главных исламских мечетях, выделявшихся своими размерами и изысканным оформлением. Исключение составляла часть архитектурного ансамбля Ханской мечети в г. Касимове Рязанской губернии. Во-вторых, построенные мечети в Европейской части России и Сибири были рассчитаны на небольшую общину, состоящую из нескольких сотен прихожан мужского пола. Столичная мечеть же должна была выделяться своими внушительными размерами и внешним оформлением. В-третьих, опыт государственного исламского культового зодчества не мог служить точкой опоры для творческих изысканий архитекторов.

По-видимому, не только у архитекторов, но и у заказчика не было четкого представления об облике будущей мечети. Условия конкурса также не предполагали определения единоличного победителя. Не случайно победившие проекты в последующем, в ходе доработки, были подвергнуты существенным изменениям.

11 марта 1908 г. в столичном обществе архитекторов были подведены итоги конкурса, в котором приняли участие 45 проектов, в том числе 10 иногородних. В прениях участвовали ахун А. Баязитов, Б. Н. Николаев, Н. В. Султанов, А. Л. Лишневский, Е. Ф. Шреттер, Я. Н. Невирц и др. С. В. Беляев доложил отзыв комиссии по конкурсу проектов.

Первые три премии по 800 руб. каждая получили работы известных петербургских архитекторов Н. В. Васильева (проект под названием «А»), М. С. Лялевича («Мамелюк»), М. М. Перетятковича (проект «Тимур», исполненный акварелью). Другой проект Н. В. Васильева «Арабески» удостоился второй премии в размере 600 руб. Кроме того, были рекомендованы к приобретению проекты под названиями «2596,75», «Самарканд», «Джами» и «Тимур» (исполнен пером). Авторы первых трех работ остались неизвестными, автор «Тимура» — Я. Г. Гевирц.

П. П. Марсеру предложил проведение между авторами трех первых премий дополнительного конкурса по детальной разработке проектов и предоставление автору избранного проекта возможности построить мечеть8.

Для реализации был предложен проект художника-архитектора Н. В. Васильева, привлекшего для дальнейшей работы инженера С. С. Кричинского, мусульманина, выходца из польско-литовских татар, и академика архитектуры А. И. фон-Гогена.

По мнению специалистов, решающую роль в выборе формы и облика мечети сыграло решение проектировщиков взять за основу здание времен Тимура «Гурь-эмир» в Средней Азии и, уже отталкиваясь от него, комбинировать «все остальное»9. В 1905 г. был издан атлас «Мечети Самарканда», в котором были представлены величественные исламские храмы периода Тамерлана. Резонно предположить, что это обстоятельство также сыграло свою роль в выборе стиля культового сооружения.

Одна из архитектурных «поправок» была продиктована трансформацией татарского общества по европейской модели. В проекте в западную часть зала мечети была встроена галерея, предназначенная для молящихся женщин.

Восточный стиль мечети стал олицетворением тенденции возведения в России на волне национально-религиозного возрождения храмов разных конфессий, ориентированных на их средневековые образцы10. Другим благотворным обстоятельством, оказавшим влияние на авторов проекта, можно назвать родившийся в начале XX в. в Финляндии «Северный модерн». В результате в ее столице появилась самая красивая и изящная мечеть в Европе.

27 июля 1909 г. последовало разрешение Николая II на постройку мечети11.

Торжественная закладка соборной мечети состоялась 3 февраля 1910 г. с участием эмира Бухарского, татарской национальной элиты, духовных лиц во главе с оренбургским муфтием М. Султановым, представителей правительства и военных, консулов Османского государства и Персии, а также многочисленных мусульман.

На торжественные мероприятия в честь 300-летия династии Романовых в столицу со всех концов России съехались до 100 депутатов от мусульманских общин. Кульминацией выражения их верноподданнических чувств стал общественный намаз 21 февраля 1913 г. в соборной мечети, где отделочные работы были еще далеки от завершения.

Конкурсная форма разработки проекта, привлечение лучших архитекторов страны вполне оправдали себя. «Мечеть сильно напоминает восточную сказку», — писали современники12. Впечатляют размеры трехэтажной мечети, вмещающей до пяти тысяч молящихся: длина — 45 метров, ширина — 32 метра, высота главного купола — 39 метров, диаметр купола нижней части — 14 метров, высота минаретов — 48 метров13.

Рядом с соборной мечетью в 1911-1913 гг. было построено небольшое административно-бытовое здание (архитектор Н. В. Васильев). На первом этаже размещалось помещение для ритуальных омовений («тахаратхана») с двумя отделениями (для мужчин и женщин), а на втором этаже — канцелярия и жилые помещения для духовенства14.

Проектирование столичной мечети на конкурсных условиях в сотрудничестве с Санкт-Петербургским обществом архитекторов привлекло лучших зодчих России. Это стало первым опытом публичного конкурсного выбора проекта исламского культового здания в Европейской части России и Сибири.

Мечеть стала одной из достопримечательностей, неотъемлемой частью мультикультурного ландшафта города на Неве и архитектурным выражением поликонфессионального характера Российской империи.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 821, оп. 8, д. 648, л. 103-106; Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (ЦГИА РБ), ф. И-295, оп. 6, д. 356, л. 2-3.
2. РГИА, ф. 821, оп. 8, д. 648, л. 131, 132, 138.
3. Там же, д. 717, л. 67.
4. Там же, ф. 921, оп. 8, д. 717, л. 40.
5. Минареты над Невой. – Б. м., б. г. – С. 3.
6. РГИА, ф. 921, оп. 8, д. 717, л. 11, 29 об.
7. Зодчий. – 1907. – № 45. – С. 467-468.
8. Минареты над Невой… – С. 2.
9. Морозов В. Магометанская соборная мечеть в Петербурге // Зодчий. – 1914. – № 14. – С. 162.
10. Русское градостроительное искусство. Градостроительство России середины XIX – начала ХХ века / Под общ. ред. Е. И. Кириченко. – М., 2001. – С. 57.
11. Минареты над Невой… – С. 2.
12. Морозов В. Магометанская соборная мечеть… – С. 164.
13. Аминов Д. А. Санкт-Петербургская соборная кафедральная мечеть. Исторический очерк. – СПб., 1992.– С. 24, 25.
14. Там же. – С. 25.

№ 1. Положение об условиях конкурса на составление эскизного проекта здания Соборной мечети г. Санкт-Петербурга (1907 г.)

Императорское С[анкт]-Петербургское общество архитекторов по поручению Комитета по постройке соборной мечети объявляет конкурс на составление эскизного проекта здания соборной мечети в С[анкт]-Петербурге.

Здание мечети должно быть расположено на угловом участке, генеральный план которого при сем прилагается, так чтобы алтарная ниша была обращена к Мекке по направлению, указанному на плане. Уклонение от этого направления нежелательно, но допускается в пределах пяти градусов в ту или другую сторону. В целях дальнейшего использования участка здание желательно поместить возможно ближе к Кронверкскому проспекту и к соседнему участку по Кронверкскому проспекту. Пунктир на генеральном плане изображает линию урегулирования улицы, за которую нельзя выступать постройкой.

Расположение главного входа в мечеть предоставляется на усмотрение составителей проектов; кроме главного входа допускаются дополнительные по мере надобности.

При мечети обязательно устройство одного или двух минаретов. При двух минаретах они могут быть разной величины; желательно их расположение по возможности на виду.

Николаевский мост. Санкт-Петербург, начало ХХ в.
Николаевский мост. Санкт-Петербург, начало ХХ в.

Желательно увенчать здание куполом.

Участок предполагается окружить оградой в частях, не застроенных по лицевым границам, вход же может быть непосредственно с улицы, а не за оградой.

Стиль здания — восточный.

Фасады предполагается облицевать естественным камнем.

Изображения живых существ не допускаются.

В первом этаже здания требуется проектировать помещение для молящихся с полезной площадью не менее 200 квадр[атных] сажен. По направлению, указанному на плане, должна быть расположена на том же уровне алтарная ниша, в которой во время богослужения находится один священнослужитель. Требуется устройство хор по возможности значительных размеров при условии, чтобы отовсюду было хорошо слышно священнослужителя. На хоры должен быть отдельный вход с улицы, один или два; желательно внутреннее сообщение с хорами.

При сенях в первом или подвальном этаже необходимо помещение для хранения и одевания калош соответственно числу молящихся, считая по 10 человек на кв. сажень полезной площади. Ка­лоши располагаются в шкафах, разгороженных на клетки, причем вместимость такого шкафа можно считать около 50 пар на пог[онный] сажень. При хорах требуется такое же помещение особо по тому же расчету. Эти помещения должны быть удобно расположены для одновременного пользования ими массой молящихся.

Подвальный этаж может быть углублен в землю не более 2 аршин от тротуара. В этом этаже должно быть [с]проектировано дополнительное, возможно просторное помещение для молящихся, собирающихся здесь по большим праздникам два раза в год. Высота этого помещения не менее 4 аршин. В потолке предполагается устройство отверстий для того, чтобы внизу было слышно богослужение; эти отверстия в остальное время года должны быть закрытыми. При этом помещении также требуется помещение для калош по вышеуказанному расчету.

В мерах безопасности подвальное помещение может иметь дополнительные выходы наружу.

В подвале же должно быть отведено место для приборов отопления и для топлива и около — помещение для сторожа из 1-2 комнат.

Общие условия конкурса.

1. Проект должен состоять: а) из перспективного вида здания; б) из одного фасада в масштабе 1 саж[ень] в дюйме; в) из одного разреза с показанием внутренней обработки в масштабе 1 саж[ень] в дюйме; допускаются пояснительные разрезы в масштабе 2 саж[ен] в дюйме; г) из планов подвального, первого этажа и хор в масштабе 2 саж[ен] в дюйме; д) [из] генерального плана в масштабе 5 саж[ен] в дюйме и с) [из] исчисления объема с указанием способа подсчета. Объем здания должен быть исчислен от пола подвала до верху, включая крыши и чердачные помещения.

2. Стоимость здания определяется в 500 тысяч рублей, и объем его — 2 500 куб. саж[ен], считая стоимость куб. сажени в 200 рублей. Проекты, кубическое содержание которых превышает указанное более чем на 10 %, не могут быть премированными.

3. Проекты должны быть представлены не в свернутом или сложенном виде, под девизами, с приложением девизных конвертов, содержащих фамилию и адрес автора.

4. Срок представления проектов в Императорское С[анкт]-Петербургское общество архитекторов (Мойка, 83) истекает 28 января 1908 года в 3 часа дня. Иногородние в течение следующих 7 дней представляют почтовую квитанцию в том, что проект отослан не позже указанного срока. Проекты, доставленные в общество более чем через 10 дней после срока, рассмотрены не будут.

5. За относительно лучшие проекты будут выданы четыре премии из общей суммы 3 000 рублей. Комитет по постройке мечети имеет право приобрести один или несколько непремированных проектов по 400 рублей за каждый. Из выдаваемых премий и сумм на покупку удерживается в пользу общества с членов его 15 %, а с посторонних лиц 20 %.

6. Премированные и приобретенные покупкой проекты поступают в собственность Комитета по постройке мечети, который приобретает вместе с тем право воспроизведения этих проектов с указанием имен авторов для издания открытых писем. Остальные проекты должны быть взяты авторами в 3-месячный срок со дня присуждения премий; не взятые в этот срок поступают в собственность общества.

7. До и после присуждения премий проекты будут выставлены в помещении общества. Постановление комиссии судей будет объявлено там же, по крайней мере за день до заседания, назначенного для выслуш[ив]ания протокола комиссии и вскрытия девизных конвертов, о чем своевременно будет сообщено в повестках.

8. Обществу архитекторов принадлежит право воспроизведения конкурсных проектов в журнале «Зодчий».

9. Во всем остальном настоящий конкурс подчиняется правилам для архитектурных конкурсов, объявляемым от имени общества.

10. Запросы относительно могущих оказаться неясностей программы будут приниматься до 25 ноября, и ответы на них будут помещены в № 49 журнала «Зодчий», после чего дальнейших разъяснений не будет.

11. Комиссию судей составляют: Л. Н. Бенуа, А. И. фон-Гоген, А. И. Дмитриев, Ф. И. Лидваль, А. Н. Померанцев, три представителя Комитета по постройке, из которых один из числа действительных членов Общества архитекторов, и секретарь комиссии С. В. Беляев.

Зодчий. – 1907. – № 45. – С. 467-46

Невский проспект. Санкт-Петербург, начало ХХ в.
Невский проспект. Санкт-Петербург, начало ХХ в.

№ 2. Дополнительное пояснение к объявленным условиям конкурса на составление эскизного проекта здания соборной мечети в г. Санкт-Петербурге (1907г.)

К программе конкурса на составление эскизного проекта здания соборной мечети в г. Санкт-Петербурге.

  1. Поправка к программе. Вместимость шкафов для хранения калош следует считать не около 50 пар на пог[онный] сажень шкафа, а около ста пятидесяти пар.
  2. Ответы на вопросы по программеI.
  3. Можно ли здание мечети расположить впритык [к] соседу или если нужны разрывы, то какие именно? — Обязательны разрывы от границ смежных дворовых участков шириной не менее двух сажен.
  4. Высота минаретов должна ли находиться в зависимости от ширины ул[ицы] и не превышать 11 саж[ен]? — Не должна и может быть произвольной величины.
  5. Шиитам или суннитам предназначается мечеть (шииты придерживаются исключительно персидского стиля)? — И тем и другим, так что в этом отношении нет ограничения в выборе стиля.
  6. Допускается ли обработка фасада цветными изразцами? — Допускается применение изразцов, равно как и других материалов, служащих для облицовки монументальных зданий.
  7. Необходим ли в вестибюле бассейн для омовений. — Может быть устроен, хотя необязателен.
  8. Пол мечети должен ли быть горизонтален или могут быть возвышения для привилегированных мест? — Пол должен быть горизонтален; допускается устройство отдельной ложи для иноверцев.
  9. Какой величины делается алтарная ниша? — По крайней мере, достаточной для свободного совершения богослужения одним священнослужителем.
  10. Нужны ли при алтарной нише помещения для муллы, дервишей и т. д.? — При устройстве алтарной ниши требуется лишь указанное в программе.
  11. Имеется ли при алтарной нише что-либо в роде иконостаса и т. п.? — Не имеется ничего.
  12. Нужен ли отдельный ход в алтарную нишу? — Нет.
  13. Нужны ли места для женщин и если да, то нужно ли их выделить или предоставить женщинам места на хорах? — Кроме указанного в программе никакого разделения мест не предполагается.
  14. Должно ли быть [с]проектировано помещение для уборных и где? — Это помещение в здании мечети не предполагается.
  15. Какой величины делаются отверстия, чтобы в подвале было слышно богослужение, и огораживаются они временными или постоянными решетками? — Размеры отверстий обусловливаются их назначением; выбор способа их ограждения предоставляется конкурирующим.
  16. Можно ли воспользоваться лестницей на хоры для хода на минарет? — На главный минарет должна быть отдельная лестница.
  17. Нельзя ли точно указать размеры «возможно просторного помещения в подвале» и «хор по возможности значительных размеров»? — Предоставляется руководствоваться указаниями программы; хоры допускаются в один или два яруса.
  18. Вход в подвальное помещение должен ли быть расположен в сенях главного входа или отдельно? — Главный вход в подвальное помещение предполагается в сенях главного входа в мечеть.
  19. Если на хоры требуется один или два входа с улицы, т. е. с самостоятельной лестницей, то для внутреннего сообщения с хорами нужны ли еще отдельные лестницы? — Внутреннее сообщение с хорами желательно; решение вопроса о числе лестниц и о внутреннем сообщении с хорами предоставляется конкурирующим.
  20. Нельзя ли указать углы в градусах на плане дворового участка? — Предлагается руководствоваться приложенным к программе чертежом.
  21. Необходимо точно выяснить способ исчисления объема, до верху какой части здания? Считать ли объем минарета? Как считать в той части здания, где не будет подвала? — Требуется исчисление полного объема здания, включая крыши и считая от пола подвала, в частях же где нет подвала — от уровня тротуара.

Дальнейших разъяснений не будет.

I Вопросы и ответы напечатаны в форме таблицы из двух столбцов, в первом из которых — вопрос, напротив него во втором — ответ. Мы поместили их друг за другом через длинное тире (прим. авт.).

Зодчий. – 1907. – № 49. – С. 502-503.

Ильдус Загидуллин,
кандидат исторических наук

Ўхшаш мақола

Первая мировая война и ташкентцы

Начало первой мировой войны на территории Российской империи сопровождалось усиленной патриотической кампанией на страницах периодической …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *