Бош саҳифа » Биласизми? » Раим (Омарович) Мухаммади

Раим (Омарович) Мухаммади

Мазкур шошчада Афғонистон амири Омонуллахоннинг қариндоши, Мозори- Шариф собиқ губернатори Рахим Мухаммадий ҳаёти ҳақида ҳикоя қилинади.

Кузен эмира у Афганистана Амануллы, экс-губернатор Северной провинции (Мазари Шариф) Раим Мухаммади прожил долгую и богатую событиями жизнь.

Когда в 1929 г. в Афганистане вспыхнуло антиправительственное восстание, эмир Аманулла отрекся от престола и вместе со своим окружением бежал на юг страны, в Кандагар. Сам Раим Мухаммади «погнал своего коня из Мазари Шарифа прямо на север, через пограничную Амударью, на советскую территорию. Другой возможности спастись не было».

Не зная русского языка, знатный афганец сильно бедствовал в Бухаре и Самарканде. В начале 30-х гг. он сумел кое-как перебраться в Ташкент. И хотя получал копеечное жалование в качестве технического служащего в одном из институтов, жизнь его понемногу начала налаживаться. Женился на симпатичной русской девушке Серафиме Алексеевне. Вскоре у них родилась дочь, которую назвали Хума (по-домашнему — Ума).Рахим-хан

Афганский принц Раим Мухаммади с дочерью Умо (Александрой Александровной)

В злополучный 1937 г. его семья подверглась репрессиям. Родственника Амануллы-хана обвинили в шпионаже в пользу Афганистана. Афганского принца посадили вначале во внутреннюю тюрьму НКВД, но в 1938 г. перевели в республиканскую — два мрачных корпуса, обнесенных кирпичной стеной с башнями по краям (теперь на этом месте располагается трикотажная фабрика «Юлдуз»).

Следствие по делу Мухаммади длилось четыре года. Осудили на восемь. В камере площадью 36 кв. м были размещены трехэтажные нары. Тяжелее всех приходилось тому, кто спал на цементном полу. Мухаммади сначала занимал место под нарами. После очередных расстрелов освободилось место рядом с хирургом-ученым и епископом (впоследствии причисленным к лику святых) Войно-Ясенецким. Это двухгодичное соседство с владыкой оставило в памяти правоверного мусульманина Раима Мухаммади незабываемые впечатления.

Другим сокамерником Раима, с которым он накрепко сдружился, был армянин Арташес Аведов (отец его бежал из Ирана в 1915 г. в связи с преследованием христиан), работник Иранского консульства, отец ныне известного искусствоведа Нины Арташесовны Аведовой. Случилось так, что ее мама – Сатеник, арестованная в один день с мужем, находилась в одной камере с женой Раима Мухаммади — Симой. Через год женщин оправдали.

Таким образом, Н. А. Аведова, еще будучи школьницей, хорошо знала семью Мухаммади. Когда его освободили, Нина Аведова порекомендовала афганского знакомого в качестве преподавателя на восточный факультет САГУ, студенткой которого являлась. Раим Мухаммади понадобился как носитель афганского и персидского языков.

Это был 1944 г. Свое имя Раим Мухаммади изменил на Раимджона Умарова. Именно такая подпись стоит под его портретом на выпускной виньетке отделения ирано-афганской филологии востфака САГУ (1944—1949).

По рассказам академика А.П.Каюмова, Раим Умаров не только прекрасно знал персидскую литературу, но и сам был поэтом. Иногда на лекциях декламировал свои стихи. Он читал и спецкурс по изучению бессмертного произведения классика мировой литературы XIII в. Саади «Гулистан «. При этом Азиз Пулатович неоднократно подчеркивал высокую образованность, воспитанность и доброту своего учителя.

В доме Н. А. Аведовой Раимджон вместе со своей женой и «прелестной красоты » дочерью бывал очень часто. Любил соленую капусту, приготовленную по-армянски. Жили они тогда по соседству, на улице Малясова, вместе с сестрой жены. Средств на проживание не хватало. Но Сима много и хорошо вязала, и это было существенным подспорьем.

В начале 50-х гг. семья Раимджона Умарова переехала в Москву. В первые годы в столице им жилось тоже нелегко, но вскоре, по счастливому стечению обстоятельств, Раиму Омаровичу Мухаммади (так теперь называли его в Москве) выделили просторную квартиру в доме для иностранцев на Кутузовском проспекте и пригласили работать в Институт народов Азии.

Во второй половине 70-х гг. академик, доктор искусствоведения Г. А. Пугаченкова встретила в Герате своего бывшего коллегу по преподавательской деятельности Раима Мухаммади. Они вспоминали, как общались когда-то в домашнем кабинете академика М. Е. Массона, говорили о зодчестве Афганистана. Во время их последней встречи Мухаммади числился в первых лицах администрации Кабульского исторического музея.

Л. И. Жукова

Этнический атлас Узбекистана.
© Институт «Открытое Общество» — Фонд содействия — Узбекистан, 2002. Совместное издание «ИООФС — Узбекистан» и ЛИА Р. Элинина, 2002 г.

Ўхшаш мақола

Первая мировая война и ташкентцы

Начало первой мировой войны на территории Российской империи сопровождалось усиленной патриотической кампанией на страницах периодической …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *