Бош саҳифа » Народы Узбекистана. Евреи среднеазиатские (бухарские, афганские и иранские)

Народы Узбекистана. Евреи среднеазиатские (бухарские, афганские и иранские)

Народ, концентрирующийся в Израиле, США, Узбекистане и в небольшом количестве в Казахстане и Таджикистане. Среднеазиатские евреи этнически включают в себя субэтнические группы бухарских, афганских и иранских евреев. Язык относится к самаркандско-бухарской группе диалектов таджикского языка. В разговорной речи присутствуют слова древнееврейского происхождения. В настоящее время все владеют русским и узбекским языками. Верующие — иудаисты.

Среднеазиатские евреи в Узбекистане:

1926 г. — 18 172
1979 г. — 25 643
1989 г. — 28 369
2000 г. — 9 653

Еврейская диаспора, уже в VIII—VI вв. до н. э. охватившая Месопотамию и Египет, к началу н.э. распространилась на Восточное Средиземноморье, Иран, Среднюю Азию и другие регионы.

В Средней Азии евреи поселились уже в первые века н. э., однако из-за отсутствия источников единственным материалом об их жизни того периода остаются сохранившиеся в еврейских семьях устные предания. Наиболее раннее письменное упоминание о среднеазиатских иудеях датировано XII в.: принадлежит оно «Беньямину из Туделы», посетившему в средние века этот край. Более подробные сведения содержатся в работах и европейских ученых, и путешественников XVIII—XIX вв. — Т. Бурнашева, А. Вамбери, А. Бориса, Е. Эверсмана, Г. Спасского, Л. Костенко, Н. Ханыкова, Е. Мейендорфа и др.

Существуют различные легенды и предания, связанные с приходом евреев на эту землю. Версии ученых тоже разнятся, но почти все они географически близки между собой. Принято считать, что предки среднеазиатских евреев переселились сюда из Персии. Общепризнано, что заселение иудеями различных районов Средней Азии происходило не одномоментно, а длилось веками, причем с неодинаковой интенсивностью. Появившись на территории Ирана в период так называемого ассирийского пленения (VI в. до н.э.), евреи постепенно освоили и сопредельные территории. В других данных указывается VIII в. до н.э., когда часть жителей царства Израиль покинула родину и нашла себе пристанище к Египте. Все другие версии и суждения о первых поселениях евреев в Средней Азии укладываются в эти временные рамки.

Заслуживает внимания и тот факт, что Среднеазиатский регион довольно долго находился во владении персидской империи, и зависимые от персов евреи насильственно переселялись по воле своих господ в Парфию и Маргиану, Бактрию и Согд. В пользу персидской версии свидетельствует и то, что все среднеазиатские евреи, предки которых жили под властью различных народов, говорили и ныне говорят лишь на одном из диалектов иранского языка — фарси.

Переселение значительного числа евреев-ремесленников из иранских городов предпринял в XIV в. Амир Темур.

Четыре столетия спустя, когда земли Мавераннахра стали добычей Надир-шаха, вместе с его разноплеменным войском в Среднюю Азию также пришли евреи — преимущественно торговцы и ремесленники. Многие из них осели здесь навсегда.

Потеря родины, национальной государственности наложили отпечаток на жизнь евреев: они забыли свой язык — иврит — еще в Иране и перешли на фарси. Стали одеваться подобно коренным жителям региона — узбекам и таджикам. Тем не менее, общаясь между собой на фарси, приняв местную культуру, бытовые традиции, среднеазиатские евреи не перестали быть иудеями. Именно религия позволила им сохранить свою национальную принадлежность. Особенность религии — этническое и конфессиональное самосознание слиты воедино. Согласно традиционному взгляду, переход еврея в другую религию равносилен переходу в другой народ.

Среднеазиатские евреи в Бухарском эмирате причислялись к зиммиям — иноверцам. По существовавшим обычаям им разрешалось исповедовать свою религию, владеть имуществом, совершать сделки, регулируемые их собственными порядками. Но в делах уголовных и в сделках с мусульманами они подчинялись законам ислама. Им воспрещались браки с мусульманками и владение рабами-мусульманами. Поголовные подати — джизья — были для среднеазиатских евреев гораздо выше, чем для мусульман.

После присоединения Средней Азии к России юридическое неравенство среднеазиатских евреев было значительно смягчено. Им было разрешено покупать дома и селиться в новой части Самарканда и других городов.

В последней трети XIX столетия в официальных российских документах появился термин «бухарский еврей». Так именовали среднеазиатских иудеев, являвшихся подданными Бухарского эмирата — земель, не вошедших в состав Российской империи. Евреев же, проживавших на территории Туркестана, — подданных России — называли «туземными евреями».

После октябрьских событий 1917 г., падения Бухарского эмирата, национального размежевания Средней Азии термин «бухарский еврей» стал общим для всех местных евреев, независимо от места их проживания. По данным переписи, впервые проведенной в Туркестане в 1897 г., число местных иудеев немногим превышало 5 тыс. чел. (без учета евреев Бухарского эмирата).

В советское время среднеазиатских евреев Узбекистана сначала именовали «майда милад» (малая нация, народность), а затем просто перестали выделять в отдельную национальную единицу: в статистических отчетах последующих переписей они включались в графу «евреи» наряду с евреями-ашкенази. Поэтому количество среднеазиатских евреев в Узбекистане не имеет точных данных.

В конце XVIII—XX вв. еврейские общины, помимо Бухары, были известны в городах: Кермине, Каттакургане, Самарканде, Шахрисабзе, Карши, Ташкенте, Коканде, Андижане, Намангане, Фергане, Маргелане, небольшие группы проживали в Байсуне, Термезе, Денау и Хиве.

Традиционной формой поселения до 20-х гг. XX в. являлись гузары (кварталы) — махалля с синагогой (кениссо) и ритуальными водоемами (миква), банями (хаммом), собственными базарами и кладбищами. При синагогах существовали религиозные школы (хомуло). Общественная жизнь проявлялась лишь в обязательном посещении всеми мужчинами с 13-летнего возраста синагоги, где собирались для обсуждения жизни общины, выборов старшин (калонтаров); здесь же совершались некоторые ритуальные обряды, проводились угощения.

Домовладения среднеазиатских евреев состояли из жилых и хозяйственных построек, располагавшихся по периметру небольшого двора. На улицу выходили глухие стены домов, прорезанные небольшими воротами. Самой нарядной комнатой являлась мехмонхана, часто совмещавшая функцию гостиной и синагоги. Перед ней в богатых домах устраивали высокий айван, опиравшийся на резные колонны. Как правило, домовладения среднеазиатских евреев были однодворовыми, но в начале XX в. стали возводиться и двухдворовые. Дома крупных предпринимателей строились по европейскому образцу. И в наши дни часть среднеазиатских евреев живет в добротных домах, доставшихся им от предков и реконструированных согласно требованиям времени.

Мужской костюм среднеазиатских евреев в прошлом состоял из длинной рубахи (курта) и штанов (эзор) из хлопчатобумажной ткани. Поверх нательной рубахи обязательно носили своеобразный жилет (бегет), являвшийся знаком принадлежности к евреям. Летний костюм завершался легким халатом (яктак), зимний — стеганной на вате курткой (гуппича), камзолом либо халатом (чомаи пахтанок). Богатые носили халаты из драпа, кастора, верблюжьего сукна, летние — из местного или привозного шелка; в бедных семьях халаты шили из ситца или цветастого сатина. Обувь состояла из кожаных башмаков (кафш), зимой их одевали поверх мягких сапог (махси, ичиги). Мужской головной убор представлял собой круглую шапку из каракуля с бархатным верхом (телпаки карокули), под которую надевали тюбетейку (каллапуш, туппи). Женская одежда состояла из нижней рубахи, шитой из кисеи (дока) или белого тонкого шелка (калгай), верхней длинной рубахи с широкими рукавами (курта) из ситца либо шелка и штанов (эзор), верхнюю часть которых шили из хлопчатобумажной ткани, а нижнюю — из шелка либо парчи. Зимой под верхнюю рубаху надевали стеганную на вате одежду, а сверху — стеганный на вате камзол. В праздники надевали длинный халат (калтача) из дорогой ткани. Такого же типа халат, но из темной полосатой алачи, надевали в дни траура. Женщины носили обувь на босу ногу; повседневные туфли были из кожи, нарядные расшивались золотом (кафши заррин). Зимой на шерстяные носки надевали ичиги с кожаными туфлями, которые позднее были вытеснены резиновыми калошами. В домашней обстановке женщины не закрывали лица, но, выходя на улицу, обязательно надевали паранджу (фаранчи) и закрывали лицо волосяной сеткой (чашмабанд). Эта традиция сохранялась в некоторых городах Бухарского ханства до 30-х гг. XX в. Ныне повязывают голову платком особым манером лишь пожилые женщины. Женщины носили те же украшения, что и мусульманки. Наиболее распространенными были кольца (ангуштпона), различной формы серьги (халка), золотые либо серебряные браслеты (дастпона), ожерелья из кораллов и бисера. До середины XX в. можно было увидеть пожилую женщину с колечком в носу (арабак).

В настоящее время характер пищи среднеазиатских евреев продолжает определяться местными традициями и религиозными табу (кашрут), которых придерживаются традиционные семьи. Запрещается смешение молочных и мясных продуктов; вся посуда делится на молочную (шири) и мясную (оши). Разрешается есть покрытую чешуей рыбу, мясо жвачных парнокопытных животных и домашней птицы, зарезанных специальными резниками. Запрещается употреблять в пищу свинину, конину, верблюжатину. Своеобразна кухня среднеазиатских евреев. Популярны плов с зеленью в мешочке (бахши халтаги), жареная рыба под чесночным соусом, птица с овощами (ду пиёзи), фаршированный лук (оши пиёзи) и др.

Счет родства у среднеазиатских евреев — патрилинейный, но по иудаистским нормам евреем считается только рожденный от еврейки; распространены кузенные браки. Долгое время сохранялись большие неразделенные семьи: женатые сыновья во всем зависели от отца. Все питались из общего котла, семейн*ые пары имели отдельные помещения. Работами по дому управляла свекровь, которой подчинялись невестки.

Во многих семьях среднеазиатских евреев строго соблюдаются религиозные предписания о праздниках, обычаях и обрядах. Суббота предназначена для покоя (шаббат). В этот день запрещается выполнять любую работу, люди должны вспоминать обо всех делах Божьих, и прежде всего об избавлении Израиля от египетского рабства. Широко отмечаются ежегодные праздники: Песах (Пасха), Пурим (Жребий), Йом Кипур (День очищения) и др.

В последнее десятилетие наблюдается резкое сокращение диаспоры среднеазиатских евреев. На конец 2000 г. их численность не превышала 3500 чел. В основном проживают в Бухаре, Самарканде и Ташкенте. При еврейских агентствах (Сахнут) организованы ульпаны по изучению иврита, преподается история религии, открыты молодежные клубы, оказывается помощь будущим репатриантам. В Бухаре действует еврейская средняя школа и детский сад.

Обособленную этническую и конфессиональную группу представляют так называемые евреи-чала (т. е. неполноценные). Предки их в разное время были обращены в ислам. Эта группа жила замкнуто, поскольку была отторгнута остальными евреями, но не до конца принята и мусульманами. Евреи-чала расселялись на окраинах бухарско-еврейских кварталов в Бухаре, Самарканде, Ташкенте, Ургенче. Этнически они похожи на евреев. В быту сочетали элементы мусульманства с реликтами еврейского образа жизни и даже религии, т. к. многие из них тайно (даже с ведома раввинов) придерживались иудаизма. Были случаи и открытого возвращения в иудаизм. Обращенные в мусульманство евреи вступали в брак только с членами своей группы. Основным занятием их были ремесло, ткачество, шелкомотание и торговля. Активно занимались музыкальным искусством.

В настоящее время замкнутость в значительной степени преодолена. Языками их являются узбекский, таджикский, русский. Одежда также включает и восточные, и европейские элементы.

Традиционным и монополизированным занятием значительной части среднеазиатских евреев являлось красильное ремесло. Когда в конце XIX — нач. XX в. на среднеазиатский рынок в большом количестве стали поступать дешевые ткани из России, местное красильное ремесло пришло в упадок. Среди среднеазиатских евреев были ювелиры, портные, парикмахеры, лекари; славились музыканты и танцоры, выступавшие на пиршествах не только в своем кругу, но и у мусульман. Лучшие из них становились придворными певцами и музыкантами. Женщины работали прачками, поварихами в богатых домах. Среди среднеазиатских евреев было много торговцев — от мелких разносчиков-лоточников до крупных предпринимателей. Последние владели доходными домами, винокуренными, хлопкоочистительными и маслобойными заводами.

Переход среднеазиатских евреев к земледельческому труду на первых порах сопровождался большими трудностями, так как согласно законам предшествующего времени оии землей не наделялись. И хотя по новому земельному кодексу это положение было отменено, на деле местные органы еще долгое время препятствовали выделению земли среднеазиатским евреям. Тем не менее, уже в 20-е гг. организуются сельскохозяйственные товарищества, которые в дальнейшем были объединены в колхозы: садоводческие, виноградарские, овощеводческие, хлопководческие, выращивающие зерновые и кормовые культуры. Так, в 1926 г. было 63 сельских хозяйства, которые в 1929 г. объединились в 26 еврейских колхозов. В 1930 г. число хозяйств выросло до 279, а в 1932 — до 425. В 1937 г. было 15 колхозов, охватывающих 894 хозяйства, наиболее крупные из которых были в округе Самарканда. При них были клубы, библиотеки и поликлиники, школы с еврейскоузбекским и еврейско-таджикским языками обучения.

В городах среднеазиатские евреи работали на шелкомотальных, текстильных, швейных фабриках, на хлопкоочистительных, маслобойных, гренажных и кирпичных заводах, а также в кустарно-промысловых артелях.

В советский период началось новое культурное развитие среднеазиатских евреев. С 20-х гг. функционировало туземно-еврейское национальное бюро; еврейский пединститут, поставлявший учительские кадры для регионов проживания яхуди; 10 школ, 4 дошкольных учреждения, 2 школы труда, 3 интерната, 6 рабочих клубов, 3 библиотеки. Образовалась значительная прослойка интеллигенции среднеазиатских евреев, занятая во всех областях народного образования и культуры (преподаватели, врачи, инженеры, музыканты, певцы, актеры). Одним из самых известных евреев, сделавших государственную карьеру, был А. М. Абдурахманов — министр юстиции Узбекистана (30-е гг.).

В 30-е гг. выходило много книг на бухарско-еврейском языке, только в 1933 г. было издано 117 названий. Среди писателей бухарско-еврейского происхождения были известны: Мордыхай Батчаев, Габриэл Самендаров, Иуната Караев, Яков Хаймов, М. Аминов, П. Абрамов, Ю. Мардыхаев. Однако в конце 30-х большинство из них были репрессированы, а в 1940 г. вышли из печати последние три книги на бухарско-еврейском языке.

Из диаспоры среднеазиатских евреев вышла целая плеяда музыкантов, артистов, композиторов, например, художники Эмануил Каландаров и Юрий Елизаров, музыканты Ильяс Маллаев и Мухаббат Шамаева, а также всемирно известный ансамбль из Бухары «Шашмаком». К сожалению, многие из них уже эмигрировали из страны.

Р. Назарьян, Е.Г. Некрасова

Литература:

  1. Абрамов М.М. Бухарские евреи в Самарканде. Самарканд, 1993.
  2. Альмеев Р. Исследования и материалы по истории и этнографии бухарских евреев / Под ред. Б. А. Казакова. Бухара, 1998.
  3. Амитин-Шапиро 3. Л. Очерк правового быта среднеазиатских евреев. Ташкент-Самарканд, 1931.
  4. Он же. Предание о постройке первой синагоги в г. Бухаре // Сб. научн. кружка при восточном факультете САГУ. Ташкент, 1928. Вып. 1. С. 3—8.
  5. Ата-Мирзаев О., Гентшке В., МуртазаеваР. Узбекистан многонациональный: историко-демографический аспект. Ташкент, 1998. С. 144—150.
  6. Гинзбург А. И. Узбекистан: Этнополитическая панорама. Очерки, документы, материалы. М., 1995. С. 87.
  7. Датхаев Ю. И. О бухарских евреях. (Краткие очерки). Душанбе, 1992.
  8. Зарубин И. И. Очерк разговорного языка самаркандских евреев. Л., 1928.
  9. Исхаков П. К истории бухаро-еврейского этноса. Нью-Йорк, 1996.
  10. Калантаров Я.И. Среднеазиатские евреи // Народы Средней Азии и Казахстана / Под общ. ред. С. П. Толстого. М., 1963. Т. 2. С. 610—628.
  11. Куповенкий М.С. Евреи из Мешхеда и Герата в Средней Азии//Этнографическое обозрение. 1992. № 5. С. 54—64.
  12. Назарьян Р. По страницам истории. Среднеазиатские евреи в Самарканде. Синагоги старого города // Годы, люди, факты: В 2-х ч. Самарканд, 1999. Ч. 2.
  13. Поливанов Е.Д. К вопросу о происхождении среднеазиатско-еврейского языка. Самарканд, 1989.
  14. Семенов А.К прошлому Бухары//Садриддин Айни. Воспоминания / Под ред. А.Семенова. М.; Л., 1960. С. 980—1015.
  15. Сухарева О. А. Бухара. XIX — начало XX в. (Позднефеодальный город и его население). М., 1966. С. 165—178.
  16. Она же. К истории городов Бухарского ханства. Ташкент, 1988.
  17. Усманова 3. И. Роль Великого шелкового пути в истории Мерва // Города Центральной Азии на Великом шелковом пути. Тезисы докладов. Самарканд, 1994. С. 65.
  18. Членов М. А, Евреи // Народы мира: Историко-этнографический справочник. М., 1988. С. 158—161.
  19. 130 лет Алии // Газета «Шафар». 2000. № 12 (87).

Этнический атлас Узбекистана.
© Институт «Открытое Общество» — Фонд содействия — Узбекистан, 2002.
Совместное издание «ИООФС — Узбекистан» и ЛИА Р. Элинина, 2002 г.

Поделиться

Жавоб қолдириш

Электрон почтангиз чоп қилинмайди.Шарт қаторлар белгиланган *

*