Бош саҳифа » На русском » Динамика состава населения города Ташкента в первой четверти ХХ века

Динамика состава населения города Ташкента в первой четверти ХХ века

Город Ташкент является одним из древнейших городов Центральноазиатского региона, многовековая история которого была насыщена многообразными и часто трагическими для его населения событиями. Именно такие события были характерны для периода конца ХIХ – первой четверти ХХ вв., в течение которого жителям города пришлось пережить завоевание Российской империей, усиленную миграцию европейцев, первую мировую войну, восстание 1916 г., октябрьский переворот 1917 г. и установление новой политической власти, голод 1918 г., разруху 20-х годов ХХ века, «военный коммунизм» и реализацию новой экономической политики советской власти. Нами предпринята попытка проанализировать, как все эти события отразились на составе населения Ташкента, проследить динамику его развития на основе таких достоверных и репрезентативных источников, как материалы «Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года», «Всесоюзной переписи городского населения 1923 года» и «Всесоюзной переписи населения 1926 года».

В середине ХIХ века Ташкент являлся столицей Кокандского ханства. Его население по приблизительным подсчетам современников, ибо точного статистического учета населения в ханстве в то время не было, насчитывало от 80 до 100 тыс. человек[1] и имело типичные для восточных государств того периода форму политической власти, экономику и сословную структуру общества. Во второй половине ХIХ в. Кокандское ханство, а также часть Бухарского эмирата и Хивинского ханства были завоеваны Российской империей. Из захваченных территорий Россия создала Туркестанское генерал-губернаторство или, как чаще оно называлось в официальных документах того периода, – Туркестанский край с совершенно новым административным делением. Ташкент стал административным центром края и Сырдарьинской области.

После завоевания Ташкента русскими войсками, рядом с его исторически сложившейся территорией за арыком Анхор, начала расти так называемая «русская часть», в которой компактно проживало исключительно европейское население. Она быстро заселялась нахлынувшими в край представителями самых различных социальных страт – чиновниками, военными, интеллигенцией, купцами, мещанами, ремесленниками, крестьянами. Часть из них приезжала по царскому указу (чиновники, военные), часть — чтобы исследовать новые места, многие — в поисках богатой жизни и легкой наживы.

В начале ХХ в. Ташкент представлял собой город, четко разделенный на «русскую» и «азиатскую» части. По данным первой всеобщей переписи Российской империи, в Ташкенте в конце ХIХ в. проживало 155,6 тыс. человек. Его территория вместе с лежащими в городской черте садами, виноградниками, огородами и другими сельскохозяйственными угодьями занимала 18325 десятин и, как отмечалось в историко-географическом справочнике «Туркестанский край», была «больше территории Москвы и Санкт – Петербурга вместе взятых»[2]. Это был крупный административный, торгово-промышленный и культурный центр региона с хорошо развитым кустарно-ремесленным производством. Он являлся также и центром транзитного пассажирского и грузового обмена Туркестанского края с Европейской Россией. По своему облику «русская» часть представляла собой российский небольшой провинциальный городок с 4700 жилыми домами. Ее улицы освещались керосиново-калильными фонарями, имелась телефонная связь, конный трамвай. «Азиатская» часть, насчитывающая 21 тыс. жилых домов, оставалась типичным для того времени восточным городом, пока еще сохранявшим свой старый, сложившийся веками уклад и образ жизни, которого не коснулись цивилизационные новшества[3].

В составе европейцев было 15 тыс. русских или как их тогда называли – великороссов, 2,5 тыс. малороссов, 2,5 тыс. поляков, остальные были немцы, армяне, евреи и небольшое число татар. По вероисповеданию все они были христианами, в том числе 17,5 тыс. православных, 2299 католиков, 575 лютеран, 85 старообрядцев, 32 армяно-грегориан[4].

Российская империя была сословным государством и сословная принадлежность являлась непременным атрибутом характеристики ее жителей. Характерно, что царское правительство, придавая большое значение сословной принадлежности своих подданных, проживающих в европейской части России, проигнорировало наличие традиционной сословной структуры у завоеванного коренного населения края и обозначило его одним новым сословием – «инородцы». В числе европейцев, приехавших в Туркестан и поселившихся в Ташкенте было 4116 потомственных дворян, 475 купцов, 7659 мещан, 986 войсковых казаков, 112 лиц духовного сословия, 11154 человека были из крестьянского сословия. При этом надо отметить, большая часть лиц, принадлежащих к последнему сословию, были не землепашцами, а солдатами, присланными в край для защиты колониальной власти[5].

Сословная принадлежность определила и образовательный уровень приезжих. Дворяне, которые составляли основу колониальной администрации, и офицеры были хорошо образованными людьми. В их числе 155 человек имели университетское образование, более 100 — высшее и среднее специальное техническое образование, 400 — высшее и среднее специальное военное образование, более 1,5 тыс. – среднее образование. Более низкий образовательный уровень был среди купцов, мещан и крестьян – почти половина из них были неграмотными[6].

В учреждениях колониальной администрации, суде и полиции практически все должности, за исключением переводчиков и некоторых мелких клерков, занимали европейцы. Армия, присланная в край царским правительством, на 100% состояла из европейцев. Надо отметить, что в Ташкенте был самый большой военный гарнизон – почти 8700 человек, тогда как во всей Сырдарьинской области было расквартировано 11,5 тыс. человек. Весьма незначительная часть европейцев, проживающих в Ташкенте, занималась торговлей (в основном тканями и сельхозпродуктами), ремеслом (столяры, кузнецы, портные, сапожники, квалифицированные строители), работала прислугой. В составе европейского самодеятельного населения было всего 1800 женщин (13,6%). Это были акушерки, педагоги, белошвейки, портнихи, шляпницы, прислуга.

Коренное население Ташкента было занято практически полностью в сельском хозяйстве, животноводстве, торговле, ремесленно-кустарном производстве, извозном промысле. Подавляющее большинство было занято в таких видах ремесленно-кустарного производства, как ткачество, изготовление одежды и пищевых продуктов, ювелирное дело, строительные работы. Среди самодеятельного коренного населения 90,5% были мужчины и только 9,5% женщины[7].

В начале ХХ в. население Ташкента быстро росло. К 1910 г. оно увеличилось на 45,5 тыс. и составляло 201 тыс. человек, в том числе в «русской» части проживало 54,5 тыс. человек, а в «азиатской» — 146,6 тыс. человек[8]. То есть, население «русской» части выросло за 13 лет на 29 тыс. и составило уже 27% городского населения, тогда как «азиатской» увеличилось только на 16,4 тыс., а его удельный вес снизился до 73%.

Эта тенденция сохранялась и в последующие годы. Несмотря на трагические последствия первой мировой войны и октябрьского переворота 1917 г., в 1920 г. в Ташкенте проживало уже 232,5 тыс. человек. За эти тяжелые 10 лет городское население все же увеличилось на 31,3 тыс. человек. Произошло это в большей степени за счет беженцев, приехавших в Туркестан из центральных районов России, спасаясь от гражданской войны и голода 1918 г.

Провести полный анализ состава населения Ташкента в начале 20-х годов ХХ в. позволяют нам материалы всесоюзной переписи городского населения 1923 г. К этому году население города выросло по сравнению с 1920 г. на 28,4 тыс. и насчитывало 260,9 тыс. человек, в том числе 133,5 тыс. мужчин и 127,3 тыс. женщин. Сохранилось его деление на две части – «новогородскую» и «старогородскую». Население города за эти годы увеличивалось по-прежнему не за счет естественного прироста, а за счет приезжих из центральных районов России, преимущественно за счет женщин.

Советская власть, установленная в Туркестане в октябре 1917 г., разделила население города на две полярные группы — трудящихся и частников. К трудящимся она отнесла всех, кто находился на государственной службе – рабочих, служащих и небольшую часть прислуги, не занятой в частном секторе. Всего в эту группу входило 43,5 тыс. (50%) городского населения. Они находились под защитой советского государства и все животрепещущие проблемы того времени – работа, снабжение продуктами и промышленными товарами, жилье и др. решались им в первую очередь в их интересах. Другая половина населения называлась «частниками» и их интересы практически полностью игнорировались государством. Более того, оно проводило по отношению к ним целенаправленную политику вытеснения из экономического и социального пространства.

Самую большую группу в составе самодеятельного населения Ташкента в 1923 г. составляли рабочие. Их насчитывалось 22,5 тыс. и составляли они 26% занятого населения. Но это еще не был тот сильный консолидированный рабочий класс, в котором нуждалась новая власть и который должен был стать ее социальной опорой.

В различных учреждениях города работало 18,4 тыс. служащих, которые составляли 21,4% занятого населения.

К категории «трудящихся» относились и безработные, которых в 1923 г. в Ташкенте было официально зарегистрировано 4767 человек, в том числе 2788 мужчин и 1979 женщин. Фактически в городе было намного больше безработных. Прежде всего, ими были 12300 чернорабочих и поденщиков, которые, как правило, имели временную работу и постоянно находились под угрозой ее потери, а также батраки в частных хозяйствах и наемные работники у ремесленников и кустарей. Это были так называемые скрытые безработные. Все они не имели рабочего стажа, рабочей квалификации и не являлись членами профсоюзов, а поэтому оставались вне защиты советской власти[9].

Реальную и ощутимую пользу приносил населению города частный сектор. Труженики частного сектора насчитывали почти 22 тыс. человек и составляли 25,4% самодеятельного населения города. Все они были заняты в сфере производства (ремесло, кустарные промыслы, сельское хозяйство) и в торговле, снабжали население всеми необходимыми товарами и продуктами, смягчая крайне тяжелую ситуацию разрухи, которая царила в стране в начале 20-х годов.

Особую группу в частном секторе составляли «лица свободных профессий» — 1080 человек (1,2%). В нее входили: духовенство – 609 человек и независимая интеллигенция (врачи, юристы, педагоги, архитекторы, люди творческих профессий), которые не пошли работать в советские учреждения, а жили доходами от частной практики. Это были культурные и высокообразованные люди, духовная и образованная элита общества. Если бы советская власть оценила их знания и привлекла к работе, они могли бы приносить обществу огромную пользу. Но за их независимую позицию к ним был приклеен ярлык «буржуазной интеллигенции» и приняты все меры для изоляции и даже физического уничтожения[10].

В 1926 г. была проведена первая при советской власти всеобщая перепись населения. Для полного сравнительного анализа состава населения Ташкента к середине двадцатых годов ХХ в. эта перепись, к сожалению, предоставила ограниченные данные. Она не дала сведений о национальном, возрастном составе горожан, их семейном положении, а также о составе населения «старогородской» и «новогородской» частей города, хотя такое его административное деление еще продолжало существовать и было ликвидировано только в 1929 г. Но в ее материалах хорошо представлены изменения, произошедшие в социальном составе горожан в результате осуществления новой экономической политики, которая стала создавать условия для выхода республики из экономического кризиса начала двадцатых годов.

По сравнению с 1923 г., в составе горожан несколько увеличилась численность рабочих с 22.5 до 23,3 тыс. Очень значительно с 18,4 до 27,2 тыс. человек выросла численность служащих, вырос и их удельный вес – с 21,4 до 24%. Но их внутренняя структура была очень слабой, так как 15 тыс. из них были заняты на административной работе.

Результаты реализации новой экономической политики, обусловившей возрождение рыночных отношений и способствовавшей оживлению деятельности частного сектора, нашли отражение и в составе жителей Ташкента — на 5,5 тыс. человек увеличилось общее число хозяев – частников, они насчитывали теперь 27,5 тыс. человек, удельный вес всего частного сектора вместе с помогающими членами семьи достиг 29,5% среди самодеятельного населения города.

Активные меры советской власти, направленные против буржуазной интеллигенции, привели к тому, что к 1926 г. в Ташкенте почти наполовину с 1080 до 673 человек уменьшилось число лиц свободной профессии, в том числе численность духовенства уменьшилась с 609 до 226 человек[11].

Таким образом, проведенный анализ показывает, что неуклонный рост населения Ташкента и изменения его гендерной структуры происходили не в результате внутреннего естественного прироста или же миграции сельского населения внутри Центральноазиатского региона, а были следствием ярко выраженной колониальной политики вначале царского правительства, а затем и советской власти, которые преследовали в этом процессе исключительно свои политические и экономические цели, совершенно не заботясь об интересах населения города. Ташкент постепенно терял традиционный состав населения, а вместе с ним и свою самобытность и превращался в стандартный советский среднеевропейский город.

Н.Р. Маҳкамова

XX асрнинг I чорагида Тошкент шаҳри аҳолиси таркибининг динамикаси

Ушбу мақолада Тошкент шаҳри аҳолисининг ривожланиш динамикаси очиб берилган. Бу ўзгаришларга Россия империясининг Тошкентни босиб олиши, I жаҳон уруши, 1917 йил Октябр тўнтариши, янги сиёсий ҳокимиятнинг ўрнатилиши оқибатлари таъсири таҳлил қилинган. Бу таҳлиллар аҳолини рўйхатга олиш ҳужжатлари асосида амалга оширилган.

N.R. Makhkamova

Dynamics of Tashkent Population Structure in the First Quarter of the 20th Century

In the article the attempt of analyzing the concurring of Tashkent by Russian empire, World War First, the October overturn of 1917, establishing of new policy and the following events reflected on Tashkent population has been made. The dynamics of structure of Tashkent population is shown on the base of population censuses materials.

[1] Ташкент. Энциклопедия. Ташкент: Гл. ред УзСЭ, 1983. С. 8

[2] Россия. Полное географическое описание. Т. 19. Туркестанский край. Составитель В.И. Масальский. СПб., 1913. С. 608

[3] Там же. С. 611, 615

[4] Перепись 1897 г. С. 142-145

[5] Перепись 1897 г. С. 3

[6] Перепись 1897 г. С. 34-37

[7] Перепись 1897 г. С. 116-117, 142-145

[8] Россия. Полное географическое описание. Т. 19. Туркестанский край. С. 607

[9] Перепись городского населения 1923 г. С. 118

[10] Там же. 1923 г. С. 72-78

[11] Перепись населения 1926 г. С. 120

Ўхшаш мақола

Кайковус

КАЙКОВУС – қадимий канал, Бўзсувнинг ўнг тармоғи. Собир Раҳимов (ҳозирги Олмазор) ва Шайхонтоҳур туманлари ҳудудидан …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *