Бош саҳифа » Академия наук » Академия наук в интеллектуальной истории Узбекистана. Глава II. АН в годы второй мировой войны

Академия наук в интеллектуальной истории Узбекистана. Глава II. АН в годы второй мировой войны

В годы войны исключительно большое значение имели исследования в области энергетики. Учеными республики совместно с приехавшими учеными был изучен режим работы каскадов ГЭС в Узбекистане и найдены пути преодоления шуговых запруд в этих гидротехнических сооружениях, предложены мероприятия по снижению потерь в энергосистемах и улучшению условий эксплуатации оборудования и рационального энергопотребления ряда промышленных предприятий. Ученые-энергетики разрабатывали проекты новых энергетических объектов. Проект Фархадской гидроэлектростанции был создан в небывало короткий срок – за 2 месяца. В создании проекта принимали участие известные ирригаторы республики доктора технических наук, профессора А.Н. Аскоченский и В.В. Пославский, их консультантами были академики Г.О. Графтио, Б.Е. Веденеев – виднейшие энергетики страны.

В начале 1942 г. в Самарканде состоялась научная конференция по оказанию практической помощи сельскому хозяйству в повышении продуктивности общественного животноводства. Не оставалось ни одной отрасли народного хозяйства, которой работники науки не оказали практической помощи в перестройке их работы на военный лад.

Большой вклад в решение ряда важнейших научных проблем, связанных с повышением качества боеприпасов, военной техники, развитием советской авиации, внесли научные исследования математиков, физиков, астрономов. Выдающийся математик В.И. Романовский, являющийся основателем ташкентской математической школы, и его талантливые ученики – Т.А. Сарымсаков, М. Камалов, Н.Н. Назаров и др. – продолжали ранее начатые исследования и добились значительных успехов в области теории вероятности и математической статистики [Наука в Узбекистане. Естественные науки. Ташкент: Фан, 1974. Т. 1. С. 28]. Большое практическое значение имели работы, связанные с повышением точности артиллерийской стрельбы и бомбометания, увеличением грузоподъемности боевых самолетов.

Физико-техническая лаборатория УзФАНа (С.В. Стародубцев, Г.Н. Шуппе, У.А. Арифов) положила начало исследованиям в области электроники. В годы войны, несмотря на многочисленные трудности, работа продолжалась. В нее включились специалисты, приехавшие из Москвы [Наука в Узбекистане. Естественные науки. Ташкент: Фан, 1974. Т. 1. С. 28, 95]. Ряд интересных результатов получили ученые-физики, работающие над совершенствованием методов контроля материалов: они проводили спектральный анализ руд, минералов и сплавов [Узбекская ССР в годы Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.). Коренной перелом (ноябрь 1942 — 1943 гг.). Ташкент: Фан, 1983. Т. II. С. 153].

Большой вклад в историю физико-математических наук в Узбекистане внес доктор физико-математических наук Т.Н. Кары-Ниязов, который многие годы изучал научную деятельность астрономической и математической школы Мирзо Улугбека, основанной в XV в. в Самарканде. В этой области были достигнуты важные результаты, полученные на основе глубокого исследования средневековых математических трактатов, знаменитых астрономических таблиц Мирзо Улугбека и результатов археологических раскопок самаркандской обсерватории Мирзо Улугбека, которые интенсивно проводились в те годы. В годы войны более половины астрономических обсерваторий страны вышли из строя. Главная Пулковская астрономическая обсерватория АН СССР с ее уникальными приборами и инструментами была полностью разрушена. Сотрудники ее были эвакуированы в Ташкент. В связи с этим значение Ташкентской астрономической обсерватории неизмеримо возросло. Здесь вместе с узбекскими астрономами проводили исследования видные ученые из Ленинграда, Москвы – профессора В.А. Крат, А.А. Михайлов, А. Васильев, А. Дейч и др.

Большие работы в этом направлении проводились в Институте ботаники и почвоведения УзФАНа [ААП РУз, ф. 58, оп. 19, д. 35, л. 24]. В 1943 г. ученые занимались вопросами расширения богарного земледелия и повышения урожайности зерновых культур, исследования и освоения Голодной степи, мелиоративного состояния земель Южного Хорезма [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 669, л. 72].

Заметных успехов в годы войны достигли ученые в области медицины. Ими разрабатывались новейшие методы лечения огнестрельных ран, борьбы с такими тяжелыми последствиями ранений, как газовая гангрена, шок, сепсис, а также совершенствовались методы восстановительной хирургии, изыскивались действенные средства дезинфекции. Производственный сектор Узбекского института эпидемиологии и микробиологии выпускал бактерицидные препараты. В 1943 г. институт стал одним из основных поставщиков бакпрепаратов для фронта, увеличив производство по отдельным видам продукции в 5-6 раз (моновакцина, столбнячная сыворотка и др.) [ААП РУз, ф. 58, оп. 19, д. 934, л. 157].

Широким фронтом развернулись археологические и этнографические изыскания. При раскопках большого холма близ Ташкента были найдены остатки старинного замка IV в. н.э. [Архив Российской Академии наук (далее – АРАН), ф. 534, оп. 1-1941-43, д. 21, л. 40; оп. 1-1943; д. 28, л.23] Интересные результаты получила Хорезмская археологическая экспедиция, производившая под руководством С.П. Толстова раскопки в нижнем течении Амударьи и Сырдарьи. Эта экспедиция открыла новую «Су-Яргенскую» культуру, связанную с «культурами крашеной керамики» Южного Туркестана, Ирана и Ближнего Востока.

Следует отметить, что в эти годы была заложена концепция исторического развития народов Востока, противостоящая евроцентризму, получившему распространение в западной историко-философской литературе и ориенталистике. Как известно, политической предпосылкой евроцентризма было оправдание и обоснование колониальной системы западных стран, оправдывание ее цивилизаторской миссией Запада в отсталых странах Востока. Особая роль в низвержении евроцентризма принадлежит почётному академику Академии наук Узбекистана С.П. Толстову, который задолго до работ Эдвард Саида [Said, Edward W. Orientalism. New York: Random House, 1978] и др. писал на данную тему. В деле раскрытия безосновательности евроцентризма одним из важнейших достижений экспедиции С.П. Толстова явились найденные и исследованные первобытные стоянки, расположенные вокруг древних дельт Амударьи и Сырдарьи, в Южном Приаралье, а также в заливе Сарыкамыш.

С.П. Толстов, разоблачая безосновательность идеи евроцентризма, доказал, что широко распространенный в мировой архитектуре стиль купольных построек первоначально возник в степях Древнего Хорезма и через Парфию перешёл в Рим. Одной из самых важных находок С.П. Толстова в Койкрылган-кале явилась древняя хорезмийская письменность [Толстов С.П. Древний Хорезм. М.: Наука, 1948. С. 210].

В данный период были также проведены исследования по вскрытию гробницы Темуридов в Самарканде, раскопки обсерватории Мирзо Улугбека и дворцовых сооружений загородного сада средневекового правителя, велись работы на городище Афрасиаб и других объектах [ААП РУз, ф. 58, оп. 1, д. 11, л. 18]. Раскопки крупного пограничного замка на Сырдарье позволили проследить на протяжении семи веков (IV – XI вв.) историю средневековой культуры Узбекистана.

В творческом содружестве узбекистанских ученых с учеными России началась работа по подготовке обобщающего труда «История народов Узбекистана». Академик В.В. Струве и другие видные историки были инициаторами созыва в 1942 г. научного совещания по проблеме этногенеза узбекского и других народов Средней Азии, материалы которого имели большое значение при подготовке этого труда [Ахунова М.А., Лунин Б.В. История исторической науки в Узбекистане. Краткий очерк. Ташкент, 1970. С. 124]. Над созданием «Истории народов Узбекистана» трудились Я.Г. Гулямов, В.Ю. Захидов, М.Э. Воронец, И.К. Додонов, X.Ш. Иноятов, 3.Ш. Раджабов, А.А. Семенов, О.А. Сухарева, Р. Уйгун, В.А. Шишкин и другие ученые Узбекистана. Вместе с ними работали К.В. Тревер, С.В. Бахрушин, А.К. Боровков, Ю.В. Готье, П.П. Иванов, М.В. Нечкина, В.И. Пичета, С.П. Толстов, А.Ю. Якубовский и другие видные ученые России [Садыков А. Рожденная в войну // Звезда Востока. 1975. № 12. С. 124].

В августе 1941 г. было вынесено специальное решение об издании ряда работ Алишера Навои и переводе его избранной лирики, о публикации работы профессора А.Ю. Якубовского «К вопросу об этногенезе узбекского народа» [кубовский А.Ю. К вопросу об этногенезе узбекского народа. Ташкент: Фан, 1941. С. 3-19; См. также: РГАСПИ, ф. 17, оп. 22, д. 276, л. 10].

Продолжалась работа по разработке грамматики современного узбекского языка, составлению узбекско-русского, русско-узбекского словарей и толкового словаря Алишера Навои. К началу 1943/44 учебного года был опубликован учебник «Грамматика узбекского языка для средней школы» [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 669, д. 46].

Преодолевая колоссальные трудности военного времени, наука в Узбекистане продолжала развиваться. Это оказалось возможным потому, что здесь еще до войны сформировались многочисленные и подготовленные научные кадры, действовала сеть научно-исследовательских учреждений, а с января 1940 г. единое руководство научно-исследовательскими учреждениями последовательно осуществлял УзФАН. Накануне войны в Узбекистане функционировали 19 научно-исследовательских институтов, 23 научные станции и другие научные учреждения. К началу войны многие воспитанники двух университетов и других вузов республики сформировались как подающие надежды исследователи и развернули перспективный научный поиск. Среди них математики Т.А. Сарымсаков и X.И. Абдуллаев, физики И.И. Исламов и С.У. Умаров, химики Ш.Т. Талипов, Г. Ходжаев, А.С. Садыков, геологи X.М. Абдуллаев, Г.А. Мавлянов, философ И.М. Муминов, ботаники Д.К. Саидов, К.3. Закиров, А.М. Музафаров, энергетики Г.Р. Рахимов, X.Ф. Фазылов, А.С. Саидходжаев и др.

Несмотря на трудности военного времени, благодаря сотрудничеству узбекских и эвакуированных из других республик в Узбекистан ученых, были созданы необходимые условия для организации Академии наук Узбекистана, создание которой было подготовлено всем предшествующим ходом развития науки и культуры узбекского народа.

27 сентября 1943 г. СНК СССР принял решение об организации Академии наук Узбекистана на базе УзФАНа. Торжественное открытие Академии наук Узбекистана последовало 4 ноября 1943 г. Газета «Правда Востока» извещала, что важнейшей и первоочередной задачей Академии наук Узбекистана считается изыскание новых ресурсов для нужд фронта и оказания помощи в восстановлении хозяйства освобожденных районов, для дальнейшего расцвета экономики и культуры Узбекистана [Правда Востока. 1943. 4 ноября].

В состав Академии наук Узбекистана было включено 10 научноисследовательских институтов, в которых работали 210 научных сотрудников, в том числе около 100 докторов и кандидатов наук. Действительными членами Академии наук Узбекистана стали ведущие ученые республики, внесшие громадный вклад в развитие науки – Т.Н. Кары-Ниязов, доктор физикоматематических наук, профессор, заслуженный деятель науки Узбекистана, первый президент Академии наук Узбекистана; Т.А. Сарымсаков, доктор физико-математических наук, профессор, вице-президент Академии наук Узбекистана; С.У. Умаров, кандидат физико-математических наук; М.Т. Айбек, писатель; В.И. Романовский, доктор физико-математических наук, профессор, заслуженный деятель науки Узбекистана; Р.Р. Шредер, действительный член Сельскохозяйственной академии, агроном-селекционер; М.С. Андреев, членкорреспондент Академии наук СССР, этнограф; А.С. Уклонский, доктор геолого-минералогических наук, профессор, заслуженный деятель науки Узбекистана; В.В. Пославский, инженер-ирригатор, второй вице-президент Академии наук Узбекистана; А.Н. Аскоченский, инженер-ирригатор; Гафур Гулям, поэт.

В состав Академии наук Узбекистана входили члены-корреспонденты: профессор А.А. Аскаров; X.М. Абдуллаев, кандидат геолого-минералогических наук; Хамид Алимджан, поэт; Б.Д. Коржавин, инженер-ирригатор; Р. Алимов, инженер-энергетик; И.М. Муминов, кандидат философских наук; Г.Г. Абдуллаев, доктор медицинских наук; профессор А.К. Боровков; А.А. Семенов, доктор исторических наук и другие.

Почетными академиками АН Узбекистана были избраны писатель Садриддин Айни, народные мастера Узбекистана Уста Ширин Мурадов и Юсуп Али Мусаев [РГАСПИ, ф. 17, оп. 43, д. 2118, л. 35-36].

Академия наук Узбекистана в тот период стала координационным научным центром, сконцентрировавшим свои научные усилия на решение важнейших проблем народного хозяйства. Научно-исследовательские учреждения Академии наук Узбекистана вели интенсивный поиск возможностей увеличения производства угля и других видов топлива, необходимых для нужд обороны и развития народного хозяйства. Правительство Узбекистана в августе 1944 г. утвердило тематический план работы Академии наук на 1944 – 1945 годы. Планом предусматривалась координация научно-исследовательской работы Академии наук Узбекистана и других научно-исследовательских институтов по таким важнейшим проблемам, как: создание в республике черной металлургии; разработка твердого и жидкого топлива; рационализация путей развития и эксплуатации энергетического хозяйства; повышение урожайности сельскохозяйственных культур и, прежде всего, хлопка; ирригация и мелиорация земель; научные основы перспектив развития экономики Узбекистана; вопросы языка и литературы узбекского народа; история культуры народов Узбекистана [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 17 л. 47]. Результаты проведенных научноисследовательских работ имели большое значение для дальнейшего развития народного хозяйства республики.

В 1943 г. было образовано Среднеазиатское отделение Государственного союзного геофизического треста, что позволило Академии наук Узбекистана проводить комплексные геофизические работы в целях изучения регионального геологического строения нефтегазоперспективных провинций [Наука в Узбекистане. Естественные науки. Т. I. С. 407]. Большую научно-техническую помощь народному хозяйству оказывали ученые, объединившиеся в Узбекское научное инженерно-техническое общество (УзНИТО). Это общество помогло координировать работу Академии наук Узбекистана с деятельностью научно-исследовательских учреждений, эвакуированных в Узбекистан. Отраслевые отделения УзНИТО объединяли 16 академиков и членов-корреспондентов Академии наук СССР, Академии наук Узбекистана, Академии наук Украины, более 20 докторов, 80 профессоров и около 2 тысяч инженеров, агрономов, техников, специалистов-практиков и передовиков производства. В 1943 г. членами УзНИТО проведено более 1600 научных консультаций на заводах, фабриках и сельских хозяйствах [ЦГА РУз, ф. 743, оп. 3, д. 68, л. 5].

Под руководством академика АН Узбекистана А.С. Уклонского изучались минералогия и геохимия некоторых железорудных месторождений Узбекистана и Средней Азии. В результате проведенных исследований был разработан ряд теоретических вопросов по геохимии железа, имеющих принципиальное научное значение [ЦГА РУз, ф. 743, оп. 3, д. 678, л. 7]. Другой не менее актуальной, над которой работали ученые-геологи, была проблема исследования месторождений золота и редких металлов. Поскольку в условиях войны требовалось большое количество меди, алюминия, вольфрама, молибдена и других металлов, выявление их промышленных запасов в Узбекистане имело исключительно важное значение.

Совместными усилиями специалистов Института геологии АН Узбекистана, Узбекского геологического управления, Среднеазиатского индустриального института и Среднеазиатского филиала Всесоюзного алюминиево-магниевого института осуществлялись комплексные работы по изучению месторождений алюминиевых руд Приташкентского района, Южного Узбекистана, Ферганы и Байсуна, что обеспечило базу для строящихся алюминиевых заводов [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 17, л. 49].

В результате широких геолого-поисковых и разведочно-буровых работ, проводимых АН Узбекистана, Узбекским геологическим управлением, Средазнефтеразведкой, САГУ, Всесоюзным нефтяным научно-исследовательским институтом, увеличилась добыча нефти в Ферганской области, усилилось исследование нефтеносных районов Южного Узбекистана, Западно-Бухарского и Приташкентского [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 17, л. 49].

Усилия специалистов Института энергетики Академии наук Узбекистана, Ташкентского института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Среднеазиатского индустриального института и других учреждений в 1944 – 1945 годы были сосредоточены на изучении вопросов развития энергетики Узбекистана, использования энергоресурсов, определения рациональных путей развития энергетики республики, водохозяйственной и энергетической характеристик рек и каналов Узбекистана с точки зрения использования их для строительства гидростанций, а также на комплексном использовании водных ресурсов при проектировании ирригационных систем [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 678, л. 54].

В 1944 – 1945 годы начались интенсивные работы по изучению природных ресурсов и производительных сил в Каракалпакстане [Узбекская ССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Т. III. Победоносное завершение войны. Ташкент: Фан, 1985. С. 160]. Академия наук Узбекистана организовала экспедицию в дельту Амударьи. В 1945 г. специальная бригада под руководством вице-президента АН Узбекистана В.В. Пославского разработала конкретные мероприятия по борьбе с затоплениями в дельте Амударьи [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 1436, л. 18].

Ученые проводили комплексные научно-исследовательские работы, направленные на улучшение земель, используемых в сельском хозяйстве, и тем самым создание устойчивых предпосылок к повышению урожайности сельскохозяйственных культур. Большое внимание ученые уделяли вопросам рационализации использования водных ресурсов республики, имеющим первостепенное значение для развития сельского хозяйства. Проводились большие мелиоративные работы в Голодной степи, Хорезме, Китабском и Шахрисабзском районах Кашкадарьинской области [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 17, л. 53].

Таким образом, вся деятельность ученых, работавших в области естественных наук, была направлена на дальнейшее исследование ряда теоретических и практических проблем, успешное решение которых способствовало повышению экономического потенциала республики.

Интенсивно развивалась экономическая наука, особенно после создания Института экономики (1943 г.) в составе Академии наук Узбекистана. Ученые института вместе с коллегами из других научных учреждений научно-теоретически обосновывали перспективы развития народного хозяйства Узбекистана; современную специализацию, обусловленную природными и историко-экономическими особенностями республики; изучали состояние трудовых ресурсов, принципы их размещения и возможности наиболее рационального использования.

Важное место в исследованиях ученых Узбекистана занимала историко-философская проблематика. Большое внимание уделялось изучению истории общественно-философской и естественнонаучной мысли народов Средней Азии. В частности, жизни и деятельности крупнейших ученых средневековья – Фараби, Ибн Сины, Беруни, Хорезми была посвящена работа профессора Т.Н. Райнова. Значительный вклад в разработку проблем истории философии внес крупный ученый Узбекистана И.М. Муминов [Узбекская ССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Т. III. Победоносное завершение войны. С. 162].

Тяжелые условия военного времени, хотя и осложнили работу археологов, но не остановили ее. В 1944 – 1945 годы они вели интенсивные исследования на городище Варахша в Бухарской области, в 1945 г. возобновилась деятельность Хорезмской археолого-этнографической экспедиции Академии наук СССР под руководством С.П. Толстова и Я.Г. Гулямова. В результате многолетней работы экспедиции, начавшейся еще в 1937 г., было открыто и изучено большое количество археологических памятников древности и получен ценный материал по истории орошения Хорезмского оазиса.

В годы Второй мировой войны Ташкент превратился в центр исследований в области ориенталистики, что потребовало расширения научных востоковедческих исследований и подготовки квалифицированных кадров востоковедов. Это обусловило выход специального постановления ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР о возобновлении деятельности восточного факультета Среднеазиатского государственного университета (август 1944 г.).

В трудных условиях военного времени в республике настойчиво и плодотворно продолжали свою научную деятельность многие российские востоковеды: А.П. Баранников, А.М. Беленицкий, В.И. Беляев, В.М. Бескровный, А.К. Боровков, Е.Э. Бертельс, И.Н. Бинников, А.М. Дьяков, А.Н. Кононов, Н.Д. Миклухо-Маклай, О.И. Смирнова, И.П. Петрушевский, К.Б. Старкова, Н.В. Пигулевская, В.В. Струве, А.С. Тверитинова, К.В. Тревер, А.Л. Троицкая, Д.И. Тихонов, А.Ю. Якубовский и др., которые делились своим опытом и знаниями с коллегами из Узбекистана.

В сентябре 1942 г. в Ташкенте возобновил работу Иранский кабинет Института востоковедения Союзной Академии во главе с Е.Э. Бертельсом в составе К.А. Антоновой, А.В. Башкирова, А.М. Мугинова, Н.Д. МиклухоМаклая, О.И. Смирновой. В Ташкенте уже функционировал и созданный здесь Тюркологический кабинет Института востоковедения АН СССР во главе с А.К. Боровковым в составе А.Н. Кононова, А.С. Тверитиновой, А.Л. Троицкой, Д.И. Тихонова и др. (при кабинете состояла большая группа аспирантовузбеков – А. Гулямов, Т. Салимов, 3. Магруфов, X. Якубов и др.).

Значительное развитие в Узбекистане получила востоковедческая наука, особенно после создания в январе 1944 г. Института по изучению восточных рукописей Академии наук Узбекистана (на базе Восточного отдела Государственной публичной библиотеки Узбекистана) [О работе Института по изучению восточных рукописей // Известия Академии наук Узбекской ССР. Ташкент, 1950. № 1. С.119-120]. К началу научной деятельности Института в его фондах было собрано 6102 тома рукописей и примерно около 6 тыс. литографированных книг [Ахунова М. А., Лунин Б. В. История исторической науки в Узбекистане. С. 104]. Изучением и научным описанием восточных рукописей успешно занимались сотрудники института Д.Г. Вороновский, А. Расулев, Б. Захидханов, Э. Мухамедходжаев и др. под руководством члена-корреспондента АН УзССР профессора А.А. Семенова [О работе Института востоковедения АН УзССР // Известия Академии наук Узбекской ССР. Ташкент, 1951. № 5. С. 114-117].

Как сообщается в официальных документах, «пребывание … значительной части Института востоковедения Академии наук СССР в Ташкенте дало толчок усилению работы Института по изучению Средней Азии». В этой связи упоминались работы профессора А.А. Семенова по источниковедению Средней Азии XVI в., по истории Кокандского ханства в первой половине XIX в. и др. [Отчет о работе Академии наук СССР за 1944 г. М.; Л., 1944. С. 336]

В ноябре 1943 г. был организован Институт истории и археологии. Ученые-филологи проводили исследования в области литературы и языкознания. Под руководством члена-корреспондента Академии наук СССР профессора Е.Э. Бертельса группа научных сотрудников института занималась подготовкой к печати сборника по истории узбекской литературы и произведений узбекской классики. Специалисты по фольклору собирали материалы об узбекских народных сказителях, выпускали популярные брошюры. Профессор Е.Э. Бертельс и доктор исторических наук И.П. Петрушевский приняли активное участие в подготовке материалов для биобиблиографического словаря поэтов, писателей, ученых и государственных деятелей Средней Азии до XIX в. Отчет о работе Академии наук СССР за 1944 г. М.; Л., 1944. С. 105]

Ученые-языковеды разрабатывали вопросы истории узбекского языка (изучали сохранившиеся источники и рукописи XI – ХIХ столетий), грамматики современного узбекского языка, проводили научное описание диалектов областей Узбекистана, занимались пополнением картотеки словаря узбекского языка, осуществляли работы по изучению каракалпакского и уйгурского языков. Литературоведы готовили к академическому изданию ряд произведений узбекской классической литературы (Лютфи, Бедиля, Гульхани и др.) [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 17, л. 56].

В начале 1942 г. большая часть сотрудников Института этнографии АН СССР, переживших первую блокадную зиму, были эвакуированы в Среднюю Азию, главным образом, в Ташкент, где и начала свою работу ташкентская группа этнографов [Марков Г.Е. Советские этнографы в годы Великой Отечественной войны // СЭ. 1985. № 2. С. 23-35]. Эта группа, несмотря на трудности, связанные с эвакуацией и организационным периодом, сумела уже в 1942 г. развернуть интенсивную научную деятельность. Разрабатывались проблемы, связанные с изучением этнического состава и этнографии народов Средней Азии [Архив Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая Российской Академии наук (далее – АИЭА), д. 10, л. 2]1. В 1943 – 1944 гг. ташкентская группа стала центром, вокруг которого сосредоточились научные исследования в области не только этнографии, но и ряда смежных дисциплин. К ташкентской группе Института этнографии Союзной Академии была прикомандирована Комиссия по этногенезу при Отделении истории и философии АН СССР, возглавлявшаяся А.Д. Удальцовым. Кроме того, в ташкентскую группу была включена Группа карт народов.

Директором Института этнографии, ставшего головным этнографическим учреждением страны, в 1942 г. был назначен С.П. Толстов. Каждая из трех групп Института сосредоточила внимание на определенном круге проблем. В задачи московской группы входило, в первую очередь, исследование вопросов, связанных с этнической ситуацией в зоне военных действий. Ташкентская группа, также участвовавшая в этих исследованиях, кроме того, разрабатывала вопросы этнографии Средней Азии и некоторых других регионов СССР. Ставилась также задача развертывания полевых этнографических работ в Средней Азии.

В апреле 1944 г. в Ташкенте состоялась конференция по этнографии и фольклору народов Средней Азии, организованная по инициативе находившихся в столице Узбекистана Институтов этнографии и востоковедения АН СССР [АИЭА, д. 25, л. 26-32]. Эта конференция впервые подвела итоги работы в области этнографии и фольклора за советский период и наметила пути их дальнейшего развития [Здесь на 20 заседаниях было заслушано около 50 научных докладов. Часть докладов сделали виднейшие советские ученые: академик В.В. Струве, члены-корреспонденты АН СССР В.М. Жирмунский и Б.Э. Бертельс, действительный член Академии наук Узбекистана М.С. Андреев, член-корреспондент АН Узбекистана А.А. Семёнов, проф. X. 3арифов, доктор ист. наук А.Н. Бернштам и др]. На конференции рассматривались вопросы происхождения народов, их социального строя, творчества, в том числе изобразительного искусства.

Академия наук Узбекистана проводила большую работу по подготовке высококвалифицированных научных кадров. В 1944 г. при ней была создана аспирантура, в которую были приняты 60 человек, из них 41 – из числа местных национальностей. При институтах Академии наук Узбекистана были защищены две докторские и 17 кандидатских диссертаций [ААП РУз, ф. 58, оп. 20, д. 172, л. 45]. В годы войны в вузах работали такие видные представители узбекской науки и, в частности, Академии наук, как Т.Н. Кары-Ниязов, Т.А. Сарымсаков, А.С. Садыков, И.М. Муминов, X.М. Абдуллаев, Т.3. Захидов, С.У. Умаров, Н.Н. Назаров и др. Это позволило поднять уровень и качество учебной и научноисследовательской работы, улучшить подготовку специалистов.

В 1945 г. в составе Академии наук Узбекистана имелось уже 18 научно-исследовательских институтов. Были созданы Институты экономики, восточных рукописей, математики и механики, почвоведения и другие. В институтах Академии наук Узбекистана работали 843 человека, в том числе 338 научных сотрудников (в период создания Академии в ее штате было 210 научных сотрудников) [ААП РУз, ф. 58, оп. 21, д. 209, л. 60]. Сложившееся в тот период плодотворное сотрудничество ученых Узбекистана с эвакуированными коллегами продолжало развиваться и на завершающем этапе войны, несмотря на то, что уже многие научные учреждения и вузы реэвакуировались.

В 1945 г. в Академии наук Узбекистана было организовано Техническое отделение, в состав которого вошли Институты: химии, геологии, энергетики, физико-технический, выделенные из Отделения естественно-математических наук [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 19, л. 133]. Председателем отделения был избран известный ученый-энергетик, академик Академии наук Узбекистана А.Н. Аскоченский [ЦА АН РУз, ф. 1, оп. 1, д. 1436, л. 3]. На завершающем этапе войны перед учеными встали новые задачи: наряду с работами оборонного значения расширить исследования, связанные с дальнейшим развитием народного хозяйства. Для изучения ресурсов страны и мобилизации их на нужды народного хозяйства возобновили работу многие комплексные экспедиции в разных регионах страны.

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

Институт истории

Ташкент, «YANGI NASHR», 2012 г.

Ўхшаш мақола

К этнической истории узбеков Бухарского оазиса в XIX-начале XX вв.

Бухарский оазис, располагавшийся в долине нижнего Зеравшана, является самым населенным оазисом Среднеазиатского междуречья. Он окружен …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *